международный журнал о дизайне
Welcome to Design, welcome Home
/934/ 999 99 47
ГлавнаяЛучшее Номер Москва усадебная
Скачать журнал на ipad, планшет, телефон:
 

Москва усадебная

Загородные усадьбы – уникальный феномен российской жизни, с их искусством, архитектурой, бытом, укладом жизни – в течение нескольких столетий являлись одной из важнейших составляющих отечественной культуры. Усадьба играла социальную и мировоззренческую роли, она была моделью жизни дворянства, вещественным выражением его миропонимания, то есть выявляла идеи, ценности, идеалы и уровень развития общественного сознания и личности дворянина. Своеобразные исторически сложившиеся предпосылки возникновения и развития русской усадьбы сделали ее ярко выраженным национальным явлением. Едва ли не больше всего усадеб было в Подмосковье, где до сих пор сохранился ряд интереснейших памятников усадебной архитектуры. Некоторые усадьбы, находившиеся близко от Москвы, со временем оказались в городской черте в бедных достопримечательностями новых спальных районах.

Алтуфьево

Самым интересным и ярким памятником усадьбы Алтуфьево является расположенный северо-западнее церкви деревянный господский дом – достаточно качественное и оригинальное произведение, отражающее архитектурные искания середины XIX века, еще не так давно полностью игнорируемые специалистами. Дом в Алтуфьеве является едва ли не самым ранним примером применения русского стиля в усадебной архитектуре и в этом плане может рассматриваться как редкий и интересный памятник, причем ключевой для исследователей гражданской архитектуры данного периода. Несмотря на его асимметричную объемно-пространственную композицию, в значительной степени обусловленную усложненной конфигурацией плана, в целом постройка очень живописна, все фасады индивидуальны, в их наружной обработке использованы приемы как каменной древнерусской архитектуры (кувшинообразные столбы, галереи и др.), так и деревянной (кокошник с подзорами, большой наличник в центре южного паркового фасада и др.). Утраченная в советское время высокая башня-бельведер придавала законченность зданию и перекликалась с церковью. Архитектура дома отражает художественные вкусы его владельца – славянофила Николая Арсеньевича Жеребцова, профессора Института инженеров путей сообщения, который, по свидетельствам современников, был скульптором-любителем. Один из залов дома изначально был декорирован лепными плафонами и барельефами на тему отечественной истории, возможно, выполненными при его участии (не сохранились). Косвенным свидетельством в пользу того, что дом в своей основе сооружен при Н.А. Жеребцове, является герб, украшающий его южный фасад и придающий постройке антураж настоящего дворянского гнезда.

Воронцово

Усадьбу Воронцово мы знаем еще по школьным урокам литературы. Один из главных героев романа-эпопеи Л. Н. Толстого «Война и мир» Пьер Безухов незадолго до Бородинского сражения «для того, чтобы развлечься, поехал в село Воронцово смотреть большой воздушный шар, который строился Леппихом для погибели врага, и пробный шар, который должен был быть пущен завтра…» Шар не полетел, а занявшие Москву французы сожгли усадьбу, от которой, тем не менее, осталось несколько любопытных сооружений, в том числе жемчужина Воронцова – псевдоготический ансамбль парадного въезда, получивший свое оформление еще при знаменитом екатерининском фельдмаршале князе Николае Васильевиче Репнине и ныне являющийся самой эффектной частью усадьбы и одним из ярких произведений псевдоготики. Это две симметрично поставленные круглые в плане двухъярусные башни с примыкающими к ним одноэтажными кордегардиями –караульными помещениями, символическим напоминанием о западноевропейских феодальных замках, кажущимися совершенно неуместными здесь, на непрезентабельной городской окраине, застроенной безликими производственными зданиями (от станции метро «Калужская» до усадьбы). Официально считается, что ансамбль возник примерно в 1780-х годах, но нужно иметь в виду, что датировка памятника весьма приблизительная, так как никаких документов о его создании обнаружить не удалось. Удивительно пластичные «красиво нарисованные» башни имеют стилистическое сходство с башнями Большого моста в Царицыне, сооруженного по проекту В. И. Баженова (возможно, первоначально они имели не дошедшие до нас декоративные завершения: зубцы, или пинакли).

Знаменские осадки

Огромная усадьба князей Трубецких Знаменское-Садки славилась большим господским домом, выполненным в формах зрелого классицизма примерно в 1780-х годах. В значительной степени в доме сохранилась старая планировка и первоначальная декоративная отделка некоторых помещений – в частности, двусветный, хороших пропорций зал с хорами для музыкантов (розовый зал). В центральном овальном медальоне плафона изображена колесница бога войны Марса. В его стенах Д. Ю. Трубецкой принимал 23 июня 1787 года императрицу Екатерину II, которая возвращалась из поездки на юг страны, и встречавших ее внуков – великих князей Александра (будущего Александра I) и Константина Павловичей. Жизнь в Знаменском в 1820-х годах оказала существенное влияние на формирование взглядов и становление личности историка М. П. Погодина, родовая усадьба Трубецких стала для него, разночинца по происхождению, родным домом. С 1838 года владельцем усадьбы стал его воспитанник князь Николай Иванович Трубецкой, которого современники считали добродушным, но крайне ограниченным человеком, недаром С. Т. Аксаков сделал Трубецкого прототипом главного героя своей сатирической пьесы «Князь Луповицкий, или Приезд в деревню». В 1876-1887 годах владельцем Знаменского был виднейший публицист консервативного толка Михаил Никифорович Катков.

Кузьминки

Самая большая по количеству объектов подмосковная усадьба Кузьминки расположена по обоим берегам реки Чурилихи (Пономарки), на которой устроена система Кузьминских прудов (в настоящее время она включает в себя Верхний и Нижний Кузьминские, Шибаевский и соединенный с Чурилихой каналом Щучий, или Карасёвый, пруды). По сути, Кузьминки, основанные Строгановыми и обустроенные Голицыными, – это огромный парк, в котором попадаются остатки былой усадебной инфраструктуры. На долю Д. И. Жилярди выпали основные работы по восстановлению имения, пострадавшего во время Отечественной войны. Согласно местному преданию, тогдашний владелец имения князь Сергей Михайлович Голицын перед отъездом за границу сказал архитектору: «Даю вам полтора миллиона, сделайте из Кузьминок сказку». Хотя эта цифра, безусловно, фантастическая, она ясно показывает масштаб совершавшихся тогда в имении преобразований. Недаром при М. С. Голицыне за Кузьминками закрепились неофициальные названия: «Русский Версаль князей Голицыных» или «Московский Павловск». Безусловно, эти выражения не более чем метафоры, хотя ансамбль Павловска действительно оказал влияние на ряд кузьминских сооружений. Самое известное сооружение Кузьминок – конный двор, по оригинальности композиции, чистоте форм и благородству деталей являющийся одним из лучших произведений русского ампира. Он выстроен в 1819-1823 годах по проекту Жилярди в виде замкнутого каре, состоящего из двусветного здания конюшни (в литературе ее зачастую ошибочно называют «манежем»), и примыкающих к нему фуражных и каретных сараев и флигелей, в которых жили конюхи и кучера. Они расположены П-образно вокруг объединенного с ними оградой Музыкального павильона – сценической площадки домашнего крепостного оркестра князя С. М. Голицына, в праздничные дни увеселявшего хозяина и его гостей роговой музыкой. К портику павильона ведет широкая лестница, по сторонам которой в 1846 году установлены чугунные скульптурные группы «Укротители коней», отлитые по моделям скульптора барона П. К. Клодта фон Юргенсбурга, – они более известны по их повторениям на Аничковом мосту в Петербурге.

Лоблино

Ныне существующий в Люблине господский дом – очень качественный памятник архитектуры, обладающий выдающимися художественными достоинствами, – был сооружен при самом известном владельце Люблина отставном бригадире Николае Алексеевиче Дурасове, – между 1801 и 1806 годами, очевидно, по проекту Р. Р. Казакова, И. В. Еготовым, видимо выстроившим и остальные усадебные постройки. Дом имеет план в форме равноконечного креста с кругом посредине. Крестообразно расположенные объемы соединяются между собой дугами красивой ионической двухрядной колоннады, которая придает постройке круглую форму. Прямоугольным парадным залам первого этажа, объединенным круглым центральным залом, вторят меньшие по размерам жилые помещения второго этажа, сгруппированные вокруг верхнего купольного зала. Фасады украшены гипсовыми барельефами на темы античной мифологии, помещенными над окнами. Дом уникален сохранностью своих интерьеров, пусть неоднократно реставрированных, но все же дающих представление об их изначальном облике. Изумляющие красотой и спокойным величием, небольшие, но великолепные, его уютные парадные залы созданы на основе синтеза архитектуры, живописи и скульптурно-пластического декора. Парадные интерьеры первого этажа декорированы гризайлью и живописными панно на темы из древнегреческой мифологии. Основную их часть, видимо, выполнил известный декоратор Джеромо (Ермолай Петрович) Скотти, приехавший в Россию из Италии (его фамилия упоминается в литературе о Люблине). Некоторым росписям в 1930-х годах было придано соответствующее идеологическое содержание античных персонажей, чтобы не шлялись абы где и вели себя прилично, приспособили к делу, одели и раздали орудия труда… Очень смешно получилось!

Михалково

Основой планировочной композиции усадьбы екатерининского генерал-аншефа графа Петра Ивановича Панина, сложившейся в 1780-е годы, является полуциркульный парадный двор, обнесенный каменной оградой с двумя включенными в нее служебными корпусами и тремя парами псевдоготических въездных башен, отличающихся выразительными силуэтами. Такая планировка сама по себе является знаковым элементом огромных парадных резиденций, но ее использование здесь, в небольшом камерном Михалкове, больше является напоми- нанием о репрезентативности, необходимой увеселительному загородному ансамблю. Высокое качество построек способствовало бытованию гипотезы о причастности к их созданию В. И. Баженова, одного из близких знакомых Панина и, как и он, масона. Однако документов, подтверждающих авторство Баженова, до сих пор обнаружить не удалось. Можно говорить лишь о михалковском «баженовском мифе», в плену которого до сих пор находятся многие исследователи. Кроме того, нужно учитывать, что Баженов был «бумажным архитектором» и за небольшим исключением ничего лично не строил, ограничиваясь присылкой собственных проектов. Конкретно в Михалкове, вероятнее всего, воплотил в жизнь проект усадьбы, чей бы он ни был, П. Я. Плюсков, бывший как бы «семейным» зодчим Паниных.

Свиблово

Усадьба Свиблово создана Нарышкиными в начале XVIII века руками пленных шведов (ныне, по недоразумению, она называется Старое Свиблово). Ими выстроен господский дом усадьбы – самый старый усадебный господский дом в Подмосковье, сооруженный одновременно с усадебной церковью около 1708 года. Этим периодом датируется его первый этаж. У церкви любопытны наличники, деталями которых послужил конек обычной деревенской избы. Так не мог бы сделать русский мастер, а шведы, строившие церковь, ориентировались на те архитектурные образцы, которые были под рукой.

Еще одно ноу-хау Свиблова – роль в развитии дачной жизни. С XVIII века «дачами» стали называть места летнего отдыха и небольшие наемные помещения, сдаваемые на лето, как правило, в подмосковных усадьбах. Первой дачей в этом понимании стало Свиблово, тогда принадлежавшее Плещеевым. Эту усадьбу нанял голштинский герцог Карл-Фридрих в 1722 году, которого можно считать первым подмосковным дачником. Таким образом, с того времени дача стала одной из функций усадьбы.

Узкое

Узкое, владельцами которого являлись представители самых знаменитых дворянских родов России Стрешневы (1629-1726 гг.), князья Голицыны (по 1811 г.), графы Толстые (по 1883 г.) и князья Трубецкие (по 1917 г.), – одна из интереснейших усадеб, находящихся в черте Москвы. Здесь почти целиком сохранился усадебный комплекс: господский дом с флигелями (ныне главный корпус санатория Академии наук), службы, служительский флигель, ледник, Большие оранжереи, конный двор и кузница, Казанская церковь, парк с системой террасных прудов, трое ворот. Именно по Узкому можно составить представление не только о парадной, но и о хозяйственной жизни большого помещичьего имения. В советское время в устроенном в Узком санатории отдыхали практически все выдающиеся отечественные ученые! Уникально художественное собрание Узкого, в состав которого входят и вещи, сохранившиеся от последних владельцев – князей Трубецких. Мало что сравнится с Узким по значению. Оно было последним приютом великого русского философа Владимира Соловьева, что выводит его историю за рамки чисто усадебной проблематики. Он скончался в Узком у своего друга и ученика профессора Сергея Николаевича Трубецкого сто десять лет назад – 31 июля 1900 года!

Черемушки

Черемушки… Этот знакомый каждому москвичу топоним уже давно стал нарицательным. Массивы стандартных бетонных пятиэтажек-«хрущоб», расползшихся из столицы по всей необъятной стране, – вот что такое Черемушки. Теперь они есть почти во всех областных центрах. Если быть более точным, «хрущобы» – символ именно Новых Черемушек, квартала с первым пятиэтажным экспериментальным жилым массивом, находящимся на Юго-Западе Москвы. Однако уцелели и те Черемушки, которые по аналогии можно назвать «старыми». Это грандиозный архитектурный комплекс второй половины XVIII – первой половины XIX века, поражающий своим размахом и в отличие от большинства усадеб сохранившийся достаточно хорошо. Здесь почти полностью уцелели основные постройки и прилегающая к ним территория с парком, и есть основания полагать, что так будет и впредь. Кроме того, Черемушки выделяются именно своей типичностью, отмеченной многими исследователями. В глубине парадного двора усадьбы расположен двухэтажный классицистический господский дом с четырехколонным портиком, над фронтоном которого возвышается небольшой бельведер. Автор проекта, созданного в 1786-1787 годах, – выпускник Петербургской академии художеств Ф.-К.-Х. Вильстер, привлеченный к строительству владельцем усадьбы генералом Сергеем Александровичем Меншиковым. В начале 1910-х годов господский дом был капитально перестроен И. В. Жолтовским для тогдашнего владельца камер-юнкера Н. В. Якунчикова и в общих чертах приобрел современный вид. Огромный хозяйственный комплекс имения, ныне занятый Институтом гельминтологии, в документах фигурирует как «Экономия», но более известен по литературе как Конный двор, несмотря на то, что объединяет самые разные хозяйственные и служебные сооружения: каретный сарай, коровник, скотный двор, манеж, конюшню, людскую и т. п. Весь комплекс зданий «Экономии» сооружен в последней четверти XVIII – начале XIX века при С. А. Меншикове и выдержан в классицистических формах. Вогнутые шатровые кровли башен отразили увлечение «китайщиной», характерное для той эпохи.

Ясенево

Ясенево – один из самых древних населенных пунктов Подмосковья, известный с 1339 года как великокняжеская, а впоследствии – царская вотчина. В 1690-1790-х годах Ясенево принадлежало Лопухиным, из рода которых происходила Евдокия Федоровна, первая жена Петра. После Лопухиных усадьбой владели князья Белосельские-Белозерские, с 1800 года – князья Гагарины, а затем – Бутурлины (по 1917 г.). Ориентиром усадьбы от самого выхода из метро является церковь Петра и Павла – любопытный образец храмовой архитектуры барокко середины XVIII века, отличающийся монументальностью форм. В ней 9 июля 1822 года венчались родители писателя Льва Толстого – граф Николай Ильич Толстой и княжна Мария Николаевна Волконская. Колокольня и трапезная пристроены к церкви в начале 1860-х годов. За церковью находятся основные постройки усадьбы, замыкающие перспективу подъезда: барочный господский дом и соединенные оградой перпендикулярно поставленные флигеля, составляющие единый ансамбль с домом, но оформленные более сдержанно. С запада, юга и востока их окружает регулярный липовый парк, заложенный в середине XVIII века. (из раннее опубликованного в журнале «Дом & Интерьер»)

17.04.2014
На близкую тему
Подбросить наверх