международный журнал о дизайне
Welcome to Design, welcome Home
/934/ 999 99 47
ГлавнаяНомер Луис Доменик-и-Монтанер – архитектор сепаратизма
Скачать журнал на ipad, планшет, телефон:
 
glav_02

Луис Доменик-и-Монтанер – архитектор сепаратизма

На рубеже XIX–XX веков в Барселоне возник революционный архитектурный стиль каталонский модерн. Он вобрал в себя традиции арабской и готической архитектуры, дополнив их самобытным декором и неповторимыми интерьерами. Из плеяды каталонских архитекторов-модернистов наибольшую известность приобрел Антонио Гауди-и-Корнет, построивший фантастические здания жилых домов Бальо и Мила, дворец Гуэля, а также начавший возведение собора Святого Семейства – одного из главных архитектурных шедевров Европы. Менее известны имена его конкурентов и единомышленников Жозепа Пуч-и-Кадафалка и Луиса Доменика-и-Монтанера. На проспекте Грасия в центре барселонского района Эшампле находится знаменитый квартал Яблоко раздора (Manzana de la discordia, в испанском языке manzana означает одновременно и яблоко и блок домов), в котором каждый из трех величайших архитекторов Барселоны построил дом, согласно своей интерпретации стиля модерн. Дом Лео Морера, построенный Домеником-и-Монтанером, выделялся изысканными орнаментами, колоннадами и ротондами. Дом Амальо Пуч-и-Кадафалка впечатлял неоготическим многоцветным фасадом и необычным ступенчатым фронтоном. Архитектурный спор выиграл Гауди со своим домом Бальо, в проекте которого нет ни одной прямой линии, а декор и планировка насыщены замысловатыми символами и фантастическими образами. Этот спор определил дальнейшее развитие модерна в архитектуре, однако нельзя забывать, что само его открытие и теоретическое обоснование принадлежало «побежденному» Доменику-и-Монтанеру. И как ни странно это звучит, возник он изначально как политическая идея, обосновывающая стремление каталонцев к независимости от Испании. В конце XIX века началось бурное индустриальное развитие Барселоны, местные предприниматели зарабатывали огромные капиталы на торговле с Северной Африкой и вложили их в создание современных промышленных предприятий и городское строительство. Барселону больше не устраивала роль второстепенного города, зависимого от Мадрида. С 1880-х годов начинает приобретать популярность идея независимости Каталонии от власти Мадрида или, как минимум, предоставления ей автономии с собственным бюджетом, своим государственным языком и собственной конституцией. Идеологом этого движения стал профессор барселонской Архитектурной школы Луис Доменик-и-Монтанер. Он становится основателем националистических партий и движений «Молодая Каталония», «Каталонская лига» и «Каталонский союз», издает политический еженедельник «Каталонский народ». В 1892 году он проводит плебисцит, на котором утверждается Манресская основа – документ, легший в основу каталонской конституции.

Одновременно с политической деятельностью он пишет множество статей по истории и теории искусства. В 1878 году из-под его пера выходит программная статья «В поисках национальной архитектуры», в которой он связывает идею национальной независимости каталонцев с необходимостью сформировать свой архитектурный стиль. Таким стилем, по его мнению, может стать модерн, основанный на соединении архитектурных традиций готики и арабского зодчества.

В течение всей жизни он воплощает эти идеи в архитектуре. Он строит госпиталь Сент-По, Дворец каталонской музыки и еще множество великолепных зданий в стиле модерн. В начале XX века его мечта воплощается в жизнь: Каталония приобретает широкие права автономии, собственный бюджет и парламент. Председателем парламента был избран ученик и соратник Доменика-и-Монтанера, третий из тройки великих архитекторов Барселоны Жозеп Пуч-и-Кадафалк. Каталонская автономия просуществовала лишь до 1923 года, после путча Мигеля Примо-де-Риверы парламент был разогнан, его председатель выслан из страны, а автор идей автономии и модерна Луис Доменик-и-Монтанер умер.

В наши дни, когда Европа переживает новый всплеск политических преобразований, а в Каталонии все громче слышны призывы к независимости от Испании, идеи статьи «В поисках национальной архитектуры» вновь стали актуальны. Мы приводим отрывки из трактата, который прежде никогда не переводился с испанского. «Сейчас в Барселоне любой разговор о культуре неизбежно заканчивается вопросом: можем ли мы, каталонцы, создать свою национальную архитектуру. Чтобы ответить на него, необходимо вспомнить, что в истории появление новых архитектурных форм всегда было тесно связано с политическими и общественными преобразованиями. Каждый раз, когда человечество вступало в новую эпоху, менялись очертания зданий и способы их строительства. Деспотические монархии Ассирии и Персии, возникшие на глинистых берегах Евфрата и Тигра, породили огромные царские дворцы, сложенные из обожженных глиняных кирпичей. Вера в загробный мир создала теократию Древнего Египта, а вместе с ней на берегах Нила выросли погребальные пирамиды фараонов. Афинская демократия и поклонение пантеону человекоподобных богов нашли отражение в классической архитектуре Парфенона. Идеи империи, права и общественного порядка дали жизнь Колизею, колонне Траяна и термам Каракаллы, руины которых мы до сих пор можем видеть в Риме. Идея вечного искупления, доминировавшая в эпоху Средневековья, лежит в основе готических соборов. Даже ислам, с его фанатичной воинственностью и сладострастием, опираясь на обломки мраморных колонн разрушенного им византийского храма, смог вырастить под золотыми лучами солнца Андалусии неповторимую красоту Альгамбры. Лишь общества, лишенные твердой объединяющей идеи, живущие низменными потребностями сегодняшнего дня, не оставляют после себя архитектурных памятников. В пустыне, где днем все выгорает под солнцем, а ночью все живое умирает под ледяными ветрами, могут жить лишь сухие колючки. Точно так же безыдейные человеческие сообщества порождают только неприглядные малоэтажные строения.

В переходные периоды, когда носители новой политической идеи, которая позже будет определять дальнейший путь человечества, ведут борьбу с оппонентами, трудно и практически невозможно найти ту великую гармонию, которая необходима для создания подлинных архитектурных шедевров. Но если архитектор игнорирует эту борьбу идей, работает по старым принципам и ждет аплодисментов публики, новая художественная эпоха никогда не настанет.

Перемены в жизни общества, о которых мы узнаем, изучая руины Афин и Рима, могут показаться малозначительными, если сравнивать их с научным и промышленным прорывом, который происходит в наши дни. Использование электричества и современного промышленного оборудования, открытия в области химии и в других сферах науки позволили использовать в строительстве прежде неизвестные материалы и технологии. Это ведет к появлению новых очертаний зданий, иных пропорций и цветовых гамм помещений. На наших глазах начинается новая архитектурная эра. Вобрав в себя опыт предыдущих поколений, она обещает создать самые грандиозные и великолепные строения на Земле.

Если архитектура отражает культуру и образ жизни конкретных поколений, может ли она также представлять конкретную нацию или регион? Безусловно, архитектурные идеи не ограничиваются национальными рамками. Римская архитектура распространялась на весь Pax Romana, хотя эта цивилизация включала помимо италийцев сотни других народов. Однако характер каждого народа, его художественные традиции и особенности климата в регионе его проживания влияют на внешний вид и интерьеры зданий, которые он строит. Даже если эти здания относятся к доминирующему в этот момент архитектурному стилю. Каковы наши общие художественные традиции? Какие общие черты народного характера сформировали испанскую архитектуру? Национальная испанская культура вобрала в себя обычаи, языки и традиции многих народов. В различных регионах Испании заметно различаются климат, топография и растительность. В архитектуре южных регионов со времен халифатов господствует арабская стилистика. На севере страны – готика и романская архитектура. В Мадриде и центральных провинциях, которые застраивались в эпоху Габсбургов и Бурбонов, получили широкое распространение классицизм и барокко. По климату Каталония близка к Андалусии, и хотя арабские халифаты так и не смогли окончательно завоевать Барселону, мы тоже предпочитаем в архитектуре арабский стиль и его более позднюю вариацию, известную как мудехар. В течение пяти столетий со времен Реконкисты не прекращалось идеологическое противопоставление мудехара как олицетворения арабской эстетики и готики, выражающей европейские христианские ценности. Лишь в Каталонии и Арагоне можно увидеть храмы и дворцы, в которых готические элементы и мудехар дополняют друг друга. Именно каталонцы первыми пришли к идее, что архитектура юга и севера не должны противостоять друг другу. Арабская планировка зданий может дополняться готическим орнаментом и барельефами. На основе сочетания и взаимодействия этих стилей мы можем создать свою народную архитектуру Каталонии, которая подчеркнет превращение нашей земли в новый идейный и культурный центр.

“Третья архитектура”, основанная на непротиворечии культур севера и юга, необходима Каталонии, претендующей на права автономии. Она не возникнет сразу: понадобится два-три поколения хороших архитекторов, разделяющих эту идею и осмысленно развивающих эту форму эклектики в рамках популярных современных направлений».

21.01.2015
На близкую тему
Подбросить наверх