международный журнал о дизайне
Welcome to Design, welcome Home
/934/ 999 99 47
ГлавнаяНомер Приглашенные редакторы Карло Пес: предпочитаю достоинство и простоту
Скачать журнал на ipad, планшет, телефон:
 

Карло Пес: предпочитаю достоинство и простоту

Карло Пес крупным планомАрхитектор Карло Пес известен в Риме и Москве как один самых глубоких знатоков ампира. Он начинал свою карьеру с реставрации исторических римских вилл, сейчас он создает в России интерьеры того же уровня. Карло Пес выступил в роли приглашенного редактора номера журнала «Дом & Интерьер», посвященного теме тоталитарной архитектуры. «Дом & Интерьер» (Д&И): Расскажите, пожалуйста, о ваших первых впечатления, связанных с дизайном. Помните интерьер дома, в котором вы выросли? Карло Пес (К.П.): Я родился на Сардинии, в маленьком городке у моря. Мне посчастливилось вырасти в удивительной семье. Мой отец, по-своему художник, происходил из рода, который много столетий занимался производством бочек для вина. Я до сих пор чувствую запах каштанового дерева и помню те счастливые моменты, когда я играл в нашей столярной мастерской с кусочками дерева. Моя мать занималась коммерцией и вела семейное хозяйство. Именно она пробудила во мне страсть к декораторскому искусству. В 1970 году, когда мне было 10 лет, мне пришла в голову идея выкрасить свою комнату в темно-коричневый цвет. Я раздобыл краску и осуществил свою идею: покрасил потолок, стены, мебель – все! Я отгородил кровать от остальной комнаты занавеской, порезав одну из красивых простыней светло-коричневого цвета на тонкие полоски. Когда мама все это увидела, я думал, что она меня накажет. Но она посмотрела и сказала: «Молодец, сынок, это красиво». Я очень ей за это благодарен: фактически тогда она определила мою будущую судьбу и карьеру.

Ампир – парадный архитектурный стиль первой трети XIX века, вошедший в моду благодаря Наполеону Бонапарту. Формально ампир стал продолжением классицизма, фактически – предтечей эклектики. Для стиля характерны пышность, стремление продемонстрировать величие, масштаб, объем и силу. В этот период в архитектуре происходит распад на функцию и декорацию. Гигантомания мирно сосуществует с украшательством. Фасад становится важнее содержательного наполнения здания, общественное – важнее частного. Возрождается интерес к античности. Археологические раскопки, проводимые по всему миру, привлекают внимание к древностям – египетской, греческой и прежде всего римской культуре. В частности, повсеместно тиражируются элементы римской архитектуры – триумфальные арки и ордерные элементы. В отделке используют дорогие материалы – мрамор, красное дерево и позолоту, в качестве декоративных деталей – военную эмблематику. Ампир в архитектуре был вполне созвучен духу романтизма, царившего в изобразительном искусстве того времени. Система раздваивалась: простота, гладкие поверхности, лапидарность и монументальность – с одной стороны и избыточные украшения, в том числе барочные, и стилизации – с другой.

Д&И: Как вы определились с выбором профессии? Помните свои первые реализованные проекты? К.П.: В 1978 году, когда я был студентом университета, мой дядя, знаменитый римский архитектор Джорджио Пес, предложил мне с ним поработать. Такой шанс выпадает раз в жизни: Джорджио был одним из величайших итальянских дизайнеров XX века. В 1970-е годы он построил и декорировал множество роскошных резиденций по всему миру. В 1994 году Сильвио Берлускони поручил ему заняться реставрацией помещений Palazzo Chigi и Palazzo Grazioli, римской резиденции итальянского премьера. Мой дядя был настоящей звездой, он дружил и сотрудничал со многими знаменитыми творцами того времени. Например, он работал декоратором на съемках большинства фильмов великого Лукино Висконти. Целый год я занимался тем, что искал и поставлял в студию Pes сардинские ткани и ковры для обстановки вилл. В 1980 году дядя поручил мне встретиться с клиентом, которому нужно было обновить дома обивку диванов и портьеры. По указанному адресу в Риме я обнаружил резиденцию 1600 года постройки. Антикварная мебель, картины, бронза, статуи, зеркала, шелк и антикварные ковры – это напоминало декорации к фильму, настолько красиво! Владелец – известный актер, которого я до этого видел в фильмах Висконти, – происходил из знатного рода. У меня поначалу перехватило дыхание, но вскоре мы уже оживленно обсуждали планы реконструкции его родовой виллы. Вскоре после этого дядя доверил мне первый самостоятельный проект. Это был его клиент из Монте-Карло, которому я полностью сделал обстановку для его виллы. Проект был очень успешным, но самое главное – я получил похвалу от своего учителя.

Карло ПесКарло ПесКарло ПесКарло Пес фотоКарло Пес на стуле

Д&И: Работы каких архитекторов-классиков повлияли на формирование вашего собственного стиля? К.П.: Можно было бы привести очень длинный список, назову лишь нескольких: Андреа Палладио, Жан Лоренцо Бернини и Франческо Борромини. Это великие архитекторы, которые установили правила пропорций классической архитектуры и построили самые прекрасные памятники в моем любимом городе Риме.

Карло Пес

Д&И: Расскажите, как вы начали работать в России? К.П.: У меня очень давние связи с вашей страной. В начале 1990-х годов я участвовал в реконструкции здания российского посольства в Риме. Вскоре после этого мне предложили принять участие в конкурсе на создание интерьера в трехэтажном историческом особняке на Большой Ордынке, в Москве. Я подготовил эскизы интерьера в стиле ампир. Вскоре мне сообщили, что мой проект победил, и пригласили в Москву. Заказчик при встрече задал вопрос: сколько стоит мой проект, я назвал наши стандартные расценки на проектирование. Оказалось, что заказчик имел в виду реализацию проекта под ключ, которую он тоже решил поручить мне. Мне пришлось фактически поселиться в самолете между Римом и Москвой: чтобы реализовать этот проект, пришлось привозить из Италии материалы и специалистов и очень глубоко вникать в российский менталитет и особенности ведения бизнеса. В настоящее время я так и продолжаю жить между Италией и Россией. В Риме я провожу большую часть времени, занимаясь семейными делами и работой. Именно в моей студии в Риме рождаются все мои проекты. Работа в студии требует моего постоянного присутствия. В Москву я приезжаю почти каждый месяц, чтобы следить за реализацией моих проектов и презентовать новые. Д&И: Расскажите о материалах и текстурах, которые вы предпочитаете использовать в своих проекта? К.П.: Нет материалов, которые мне нравятся больше других. Это всегда зависит от контекста, в котором они используются. Я всегда избегал искусственных продуктов, таких как имитации мрамора, дерева, мозаики… Им я предпочитаю достоинство и простоту натуральных материалов. Будь это камень или дерево, они должны выражать их настоящую природу. Д&И: Как вы относитесь к изданиям по дизайну? К.П.: Журналы по проектированию рассказывают об эволюции стиля, некоторые углубляются больше других в тему проекта, но в основном они обращены к специалистам в этой области. Другое дело – журналы о мебели и дизайне, которые позволяют всем узнать больше об искусстве дизайна. Они сумели повысить культурный уровень клиентов, предоставив им возможность сравнивать. Ваш журнал очень интересный. Вам удается отражать актуальные тренды. Видно, что его делают профессионалы. Желаю успеха, который вы заслужили! текст Павел Жаворонков, Софья Ремез

22.12.2011
На близкую тему
Подбросить наверх