международный журнал о дизайне
Welcome to Design, welcome Home
/934/ 999 99 47
ГлавнаяНомер ДЖОН ХИЧКОКС: «Наши проекты – это больше, чем просто дизайн»
Скачать журнал на ipad, планшет, телефон:
 

ДЖОН ХИЧКОКС: «Наши проекты – это больше, чем просто дизайн»

В ОКТЯБРЕ НА ОФИЦИАЛЬНУЮ ПРЕЗЕНТАЦИЮ ЖИЛОГО ДОМА «ДЫХАНИЕ», В ДИЗАЙНЕ ИНТЕРЬЕРОВ КОТОРОГО ПРИНИМАЛА УЧАСТИЕ КОМПАНИЯ YOO INSPIRED BY STARCK, В МОСКВУ ПРИЕХАЛ ЕЕ СОВЛАДЕЛЕЦ И ПАРТНЕР ФИЛИППА СТАРКА – ДЖОН ХИЧКОКС. «Д&И» НЕ УПУСТИЛ ВОЗМОЖНОСТИ ЗАДАТЬ ЕМУ НЕСКОЛЬКО ВОПРОСОВ. ДОСЬЕ: ДЖОН ХИЧКОКС – один из самых влиятельных людей в сфере недвижимости и архитектуры в мире. Прославился не только как пионер нового типа развития территорий, но и как «адвокат» брендированных жилых комплексов и дизайн-отелей и создатель нового, «вертикального» образа жизни. Имеет репутацию «плейс-мейкера», руководителя компании, чье имя привлекает огромную аудиторию к каждому проекту и каждой локации, над которой она работает. Вместе со своим коллегой и партнером по бизнесу, Филиппом Старком, в 1999 году Хичкокс основал группу YOO. Теперь этот бренд является одним из лидеров сферы дизайн-решений для жилых и гостиничных комплексов в мире. За время своего существования YOO приложила свою руку к таким проектам, как IconBrickell (Майами), BarkliVirginHouse (Москва), LodhaFiorenza (Мумбаи), TheMiraMoonHotel (Гонконг), Downtown – 15 BroadStreet (Нью-Йорк), NW8 (Лондон) и др. Джон, расскажите о проекте «Дыхание». Откуда взялось такое необычное название? Название проекта – это дань его близости к паркам, к деревьям, там растущим. Но для меня оно говорит еще и о свежести и переменах. Мне очень нравится это название. Это не первая ваша работа в Москве. Чем вас привлекает российская столица? Когда я впервые приехал в Москву, на улицах было больше повозок с лошадьми, чем машин (смеется). И в каком же году это было, позвольте поинтересоваться? Кажется, в 1875-м. А сейчас все так поменялось, и поменялось быстро. На самом деле я оказался здесь в 1992-м году. Больше всего в России меня привлекла интеллигентность людей, глубина культуры, социальная обстановка после перестройки, рост позиции этой страны в мире – это было невероятное зрелище. Тогда здесь вообще никто не думал ни о каких интерьерах. Покупатель брал пустую коробку и делал с ней все, что ему заблагорассудится. Поэтому для нас особенно приятно превносить сюда что-то новое. В прошлом все наши российские проекты были очень дорогими, люксовыми, а в проекте «Дыхание» мы демонстрируем демократичность наших интерьеров и дизайна. И это мне тоже очень нравится. Наши проекты – это больше, чем просто дизайн, мы претендуем на формирование определенного сообщества. Конечно, в какой-то момент создавшаяся в России обстановка нас огорчила, но ситуации имеют свойство меняться довольно быстро. Вы имеете в виду политическую ситуацию? Ну, я бы не хотел комментировать политику. Просто иногда меня расстраивают некоторые потери. Потери в экономике, например. Но все ведь может измениться. В чем, по вашему, особенности Москвы, как архитектурной площадки, если сравнивать ее с другими мегаполисами? В этот раз я остановился в отеле Four Seasons. В мой первый приезд – это была еще гостиница «Москва», сталинское здание. И вот теперь я просто поражен: этот отель, огромный торговый центр, как вообще все это получилось? Столько всего поменялось… Все эти церкви и храмы, которые были восстановлены в столь короткий срок. Это так смело. Для Москвы сейчас время больших перемен. Конечно, есть и свои недостатки, куда без них. Впереди еще много работы, и это прекрасно. Вы работаете в тандеме с Филиппом Старком, расскажите, как распределяются роли в компании YOO, как строится ваше сотрудничество? Мне кажется, я продюсер, а он – художник. Моя работа – это сказать что-то вроде: «О, мне кажется, это неплохая идея», а его – воплотить. Это почти как режиссер и актер. Мы так долго работали вместе, и путешествовали тоже вместе, и в итоге так надоели другу, что садились в разные концы самолета – нам просто уже нечего было друг другу сказать. Я не видел его 3 месяца. Скучаете? Скучаю? Это на самом деле смешно, мы ведь хорошие друзья, и жены наши дружат. Мы с ним очень похожи – никогда не звоним друг другу, пока что-то не понадобится. А потом вдруг снова отправляемся путешествовать вместе. Все мои друзья такие же. Мы можем отдыхать неделю вместе, а потом год не разговаривать. Это наш формат отношений. Что касается роли Старка в нашей работе… Он самый настоящий креативный директор, а я тот самый человек, который говорит ему прямо, если его идея – дрянь. Что интересно – мы никогда не ссорились, за все 20 лет. А ведь за это время можно было бы пару жен сменить, как минимум! (смеется). Ой, я сказал жен или жизней?.. Реально, мы за это время столько всего успели, что мне кажется, что я должен сменить работу. Ну, или найти настоящую (смеется). Вы в свое время пришли к Старку с предложением о сотрудничестве, как вам удалось соблазнить его? Обычно он любит рассказывать эту историю. Надо вспомнить, как все это началось… Когда я строил пустые коробки, Филипп создавал все то, что можно было в них запихнуть. Было же очевидно, что мы нужны друг другу! Потом был долгий период ухаживаний, он сказал, что любит другого и не может быть со мной, потом мы поцеловались, а потом еще долго ходили вокруг да около (смеется). Надо сказать, все были страшно удивлены, когда мы начали работать вместе. Ваша первая книга Interiors by yoo пользовалась большим успехом, а в новой – Vertical Living вы рассказываете о концепции «вертикальной деревни», новом типе жилья для современного мегаполиса. В чем суть этой концепции? Вот именно это я и имел в виду, говоря о новом типе общества. Мы стараемся подтолкнуть людей к общению. Ведь вот наш главный враг (указывает на мобильный телефон). Концепция в том, чтобы похожие люди въезжали в наши дома и становились друзьями. И она работает, что характерно. В традиционных многоквартирных домах нет гармонии, все существуют по отдельности, а мы подталкиваем людей к общению, и дизайн тут играет важную роль. Мы создаем места, где люди по-настоящему объединяются. На самом деле вы затронули очень важную тему, потому что все как раз жалуются, что в Москве люди совсем не общаются. Я знаю, но Москва в этом не одинока. Так происходит в любом городе. Может, я идеалист, но мне кажется, что есть люди, которые стремятся к общению и объединению, в особенности креативный класс. И мы очень хотим помочь им в этом. Это главная идея такого рода проектов, в частности, проекта «Дыхание». Вы называете себя «предпринимателем поневоле». Это значит, что у вас не было выбора, архитектура сама выбрала вас? Я так себя никогда не называл. Это написано в вашей официальной биографии. Отлично. Кто-то брякнул это, в моем офисе записали, а я даже не в курсе. Ладно, давайте переформулируем. Вы ведь выросли на ферме, откуда вообще взялись мысли об архитектуре и дизайне? Понятия не имею. Хм… знаете, когда я был маленький, мой отец всегда покупал самый малюсенький дом, мы туда въезжали всей гурьбой – а нас у родителей пятеро – и дом начинал постепенно «распухать», там все время что-то достраивали. Может, поэтому?.. Сейчас я поступаю примерно также. Я обожаю свою работу. Для меня нет различий между работой и жизнью. Даже в кровати я всегда держу кучу рисунков и планов – бедная моя жена! Хотя, нет, на секс я все-таки прерываюсь. Каким был ваш самый необычный и запоминающийся проект? Обычно я вообще-то говорю, что самого-самого у меня нет. Хотя, могу отметить проект The Lakes в Англии. Это большой участок земли, 2 на 3 километра, с лесом и озером, на котором мы строим частные дома. Мы с Филиппом и себе там построили по дому. Один из дизайн-проектов, кстати, мы сделали вместе с Кейт Мосс. Вы меня опередили, это был мой следующий вопрос. Как получилось, что Кейт Мосс занялась вдруг дизайном ваших проектов? Мы с Кейт дружим уже лет 15. Она живет неподалеку от The Lakes, и как-то я зашел к ней в гости, огляделся и вдруг сказал, что неплохо бы нам поработать вместе. Это было, кажется, лет семь назад. Все это время мы продолжали общаться и иногда возвращались к этой теме. А однажды Кейт приехала к нам, посмотрела на дома, которые мы строим в The Lakes, и мы, наконец-то перешли от слов к делу. Хорошая новость: проект оказался просто прекрасный! Все это очень отличается от того, что обычно делает Старк, получился такой, знаете ли, стиль «теплый кантри-рок». Между прочим, именно я въехал в этот дом и вот уже с месяц там живу. Я понимал, что мы оба рисковали, ведь Кейт не дизайнер, ее образ мышления мне не понятен. Но у нее есть интуиция и вкус. Меня многие спрашивали, зачем я все это затеял, ведь Старк – это, можно сказать, олицетворение дизайна, а Кейт Мосс, причем тут она? Ну, с другой стороны, могло ведь быть и хуже, я бы мог сотрудничать с Пэрис Хилтон. Каких проектов ждать от YOO в ближайшем будущем? Один из важных для нас проектов сейчас – это отель yoo2 в Рио. Очень интересный, рассчитанный на молодую аудиторию, современный и классный. Первый отель, как я уже сказал, мы откроем в Рио, а дальше хотим превратить его в сеть по всему миру. В Москве, кстати, тоже надо такой построить, попробую толкнуть эту идею, кому следует. Интервью: Елена Кириленко ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНЫ ФСК «ЛИДЕР»

24.11.2015
На близкую тему
Подбросить наверх