международный журнал о дизайне
Welcome to Design, welcome Home
/934/ 999 99 47
ГлавнаяНомер Хоакин Торрес и Рафаэль Льямасарес: «Объект – это дверь, через которую идея художника попадает в материальный мир…»
Скачать журнал на ipad, планшет, телефон:
 
glav_cero

Хоакин Торрес и Рафаэль Льямасарес: «Объект – это дверь, через которую идея художника попадает в материальный мир…»

Основатели самого известного в Испании архитектурно-дизайнерского бюро A-cero Хоакин Торрес и Рафаэль Льямасарес выступили в роли приглашенных редакторов зимнего номера журнала «Дом & Интерьер». Д&И: Расскажите о первых художественных впечатлениях, которые повлияли на ваш выбор профессии. Х.Т.: Я с раннего детства оказался в мире искусства и дизайна. Они наполняли жизнь моих родителей. Меня очень интересовали и волновали предметы искусства, которые коллекционировал мой отец. Одно из первых ярких воспоминаний детства – скульптура Эдуардо Чильида. Отец привез ее домой, моим братьям она категорически не понравилась, а я был просто заворожен ею. Р.Л.: Меня с ранних лет увлекало все, что связано с изобразительным искусством. Если бы я не начал заниматься архитектурой, стал бы художником или скульптором. Д&И: Где вы получили образование? Кого считаете своим главным учителем в архитектуре? Х.Т.: Мы с Рафаэлем закончили архитектурный факультет университета Ла-Корунья. Сейчас мы с благодарностью вспоминаем преподавателей, которые задали нам направление в архитектуре. Для меня главными учителями были профессор Пабло Томе: он помог мне найти мотивацию в профессии, и Карлос Мехиде, руководивший моим выпускным проектом. Р.Л.: Ну и конечно, нашими учителями можно считать великих классиков Фрэнка Ллойда Райта, Ле Корбюзье и Эйлин Грей, на работах которых сформировался наш вкус. Если говорить про современников, мы с большим интересом следим за тем, что делают Заха Хадид и Джон Поусон, и с удовольствием готовы у них учиться. Главное, чтобы процесс обучения никогда не останавливался, мы ездим по разным городам и странам, посещаем выставки, читаем литературу, черпая идеи и опыт из самых разных источников. Д&И: Расскажите о вашем первом реализованном проекте. Р.Л.: Это был большой частный дом, который мы строили в Мадриде для очень известного бизнесмена из сферы девелопмента. Было очень непросто сразу браться за такой масштабный и ответственный проект, но нам очень льстило доверие клиента, который увлекся нашими архитектурными и декораторскими идеями. Мы его доверие оправдали, даже сейчас, двадцать лет спустя, я считаю тот дом одним из лучших наших объектов. Х.Т.: У меня от того проекта остались в воспоминаниях невероятный груз ответственности и навязчивая идея, что мы должны все сделать безупречно. Она не покидала меня ни днем, ни ночью, пока мы не сдали объект. Нам стоило невероятных трудов убедить заказчика доверить такой масштабный проект начинающим архитекторам, любой просчет лишил бы нас каких-либо перспектив в этом бизнесе. Было сложно, но мы справились. Д&И: Как сформировался ваш индивидуальный стиль в дизайне? Каковы его основные компоненты? Как это меняется со временем? Х.Т.: Со времен университета у нас выработался собственный архитектурный стиль, для которого характерна определенная близость с современной скульптурой. Мне нравилась пластичность, выразительность и эмоциональность в работах концептуальных скульпторов, и мы решили перенести эти элементы в архитектуру и интерьер.

Р.Л.: Уже в первых своих проектах мы продемонстрировали узнаваемый и ни на что не похожий свой стиль. Но в каждом случае он адаптируется к потребностям наших клиентов, к социальным и культурным условиям, в которых мы работаем. Поэтому объекты всегда получаются разными, а стиль со временем трансформируется. Неизменным в нем остаются ссылки на актуальные произведения искусства, которые служат нам хорошим источником вдохновения. Д&И: Как в современной архитектуре может проявляться испанская национальная специфика? Обращаетесь ли вы в своих работах к испанским декоративным традициям?

Р.Л.: Все наши проекты основаны на использовании света и четкости линий. Большие пространства наполняются естественным светом и оформляются в светлой гамме. Они получаются очень просторными, комфортными, открытыми природе. Такой подход присущ архитектуре Средиземноморья в целом, и испанской в частности.

Х.Т.: Я вообще не уверен, что в условиях глобализации остается место для чего-либо национально специфичного. Информационные технологии стерли границы между менталитетами и культурами. Национальная специфика выражается разве лишь в том, что мы, испанцы, обладаем особой восприимчивостью к концептуальной скульптуре и нестандартным архитектурным формам, которые доминируют в наших проектах.

Д&И: Но ведь вы учитываете местную культурную специфику, когда работаете в других странах? Ведь ваши объекты можно увидеть в самых разных странах и регионах. Х.Т.: Я просто стараюсь понять потребности каждого конкретного заказчика и адаптировать нашу архитектуру под него. На эту потребность, безусловно, влияет среда, в которой человек живет: климат, ландшафт и другие природные факторы. Согласитесь, что погода в Москве сильно отличается, например, от Саудовской Аравии, а значит, невозможно построить в этих местах два одинаковых дома. В первую очередь нельзя потому, что у заказчиков будут совершенно разные требования. Р.Л.: В каждом нашем проекте есть некая творческая доминанта и есть множество функциональных деталей и решений. Творческое наполнение мало от чего зависит, его определяем мы с заказчиком. А конкретные детали и решения адаптируются в соответствии с требованиями места, где строится объект. Их выбор определяет климат, ландшафт, местные традиции и привычки. Д&И: Вы выпускаете мебель, строите частные резиденции и офисные центры, чем принципиально для вас различаются эти направления деятельности? Р.Л.: Каждый проект, каждый предмет мебели, каждое пространство разрабатывается индивидуально с учетом среды, в которой они будут существовать. На этапе проектирования мы продумываем, как будет использоваться тот или иной предмет мебели, кто будет жить в этом доме, как он любит отдыхать, чем занимаются сотрудники офиса, какие посетители будут сюда приходить. Наш способ работы основан на наблюдении и практике. Мы не творим в пустоте, каждый наш объект определяется его назначением. Х.Т.: Важно понять, что форму определяет функция. Это в свою очередь определяет подход к проектированию и направление всего процесса работы. Объект – это дверь, через которую идея художника попадает в материальный мир. И назначение объекта, конечно же, влияет на то, в какой форме эта идея воплотится. Досье A-cero – международно признанное дизайн-бюро, основанное в Мадриде архитектором Хоакином Торресом и дизайнером Рафаэлем Льямасаресом в 1996 году, специализируется на архитектурных и градостроительных проектах. Особый стиль компании – идейная близость архитектуры зданий с современной скульптурой. На данный момент имеет офисы в Мадриде, Дубае, Вьетнаме, Доминиканской Республике и Москве. Интервью Павел Жаворонков, Елена Борейко

20.01.2015
На близкую тему
Подбросить наверх