международный журнал о дизайне
Welcome to Design, welcome Home
/934/ 999 99 47
ГлавнаяИнтерьеры CD 4/2013 Интерьеры Geffrey Bradfield – квартира на Манхеттене

Geffrey Bradfield – квартира на Манхеттене

Американский архитектор и дизайнер Джеффри Брэдфилд оформил на Манхэттене не просто фешенебельные апартаменты, но целый арт-объект, примечательный прежде всего по-мичурински остроумными попытками привить классическому древу дичок авангардизма. Анализ его творчества подобен увлекательному процессу: лезешь на яблоню нарвать укропа, а там – дыня. Впрочем, организм оказался более чем привлекательным и вполне жизнеспособным. Надо думать, благодаря личной энергетике и безукоризненному вкусу автора проекта – ведь эстетический вкус и по сию пору является главным критерием успешной деятельности в этой непростой области человеческих познаний, тут алгеброй гармонию не поверить. Стилей, именуемых классическими, много. Трудно сказать, какой именно превалирует в данном проекте, скорее всего ампир, с его строгостью линий и некоторой элегантной помпезностью. Но высветленная палитра с яркими акцентными элементами наводит на мысль, что и минимализм в лабораторию мастера пару раз заглядывал. Получился ампир «с человеческим лицом» – без агрессивных имперских замашек, без желания всем и вся навязать свою волю. Он с милой улыбкой говорит: «Я – император, а вы – хм… как хотите». Изучать этот проект по отдельным помещениям, по типу «а здесь у нас…», все равно что обрывать на деревце листья, – он производит на редкость цельное впечатление, несмотря на подчеркнутую эклектичность. Здесь, когда видишь рядом с роскошным креслом что-то икеаобразное, не напрягаешься, поскольку присутствует какая-то внутренняя логика и словно шепчет: «Могло быть хуже, терпи!» В конце концов, до стиля «дикарь, нагло хохоча, осквернил алтарь» этому весьма респектабельному проекту далеко. Зато по нему можно изучать менталитет как автора в частности, так и всей американской культуры в целом. Кое-что, конечно, умиляет. Например, антиинтеллектуальный кабинет-библиотека, с многочисленными, абсолютно одинаковыми, внушительными томами бутафорских книг. Понятно, что хозяева, по идее, должны заполнить полки книгами настоящими и любимыми (хм), но о чем думал Джеффри Брэдфилд, предъявляя итог своей работы городу и миру? То же можно сказать и о таком очаровательном атрибуте, как канцелярские папки в домашнем кинотеатре. Или стеклянный журнальный столик в гостиной, сиротливо стоящий по центру и находящийся на таком расстоянии от кресел, что до него надо ехать на собаках. Где-то в этих апартаментах природа не терпит пустоты, а где-то – еще как терпит.

Невероятно роскошен текстильный дизайн оконных проемов, своими скрупулезными складками и подборами сообщающий любой попытке критиковать потсдамский оттенок полной и безоговорочной капитуляции. Зато на фоне мраморных полов (привет от нашего метрополитена), кессонных потолков, пышно орнаментированных карнизами, и античной геометрии стен вполне органично смотрятся как фотографические постеры, так и монументальные авангардные скульптуры «Адам» и «Ева» (автор – Фернандо Ботеро). Последние, судя по комплекции, съели не только пресловутый плод, но и все, что на тот момент присутствовало в райском саду. Справедливо изгнанные оттуда, они обрели достойное место в американском варианте дизайна, как, впрочем, и остальные обильные образцы малых форм дизайна, за уши втащившие старушку-классику в XXI век.

02.04.2013
Подбросить наверх