международный журнал о дизайне
Welcome to Design, welcome Home
/934/ 999 99 47
ГлавнаяЛучшее Центорой – правила жизни чеченской Рублевки

Центорой – правила жизни чеченской Рублевки

Сегодняшний грозный – мраморный и помпезный, по крайней мере в центре, – вовсю старается брать пример с Москвы. Здесь открылись ЦУМ (TSUM GROZNY),«Шоколадница», «Кофе-тун», появились суши-бары и желтые такси… Но, что касается частной жизни, тут, в центре города, не развернуться : нет новостроек с большими квартирами свободной планировки. Поэтому дизайнеров по интерьеру все чаще вызывают в села, где последние три года идет большая стройка. «Салам алейкум, нохчи!» – с периодичностью раз в несколько минут разрывается телефон у архитектора Зухры Оздоевой. «Нохчи» – значит чеченцы. Хотя сама Зухра – чеченка из Ставрополья, живет она в Назрани, где и сделала изначально карьеру и имя как дизайнер. но весь ее бизнес сегодня сконцентрировался на территории бурно отстраивающейся Чечни. «В Ингушетии я уже сделала все, что могла, – говорит она, – вплоть до оперного зала. Надо было двигаться дальше». К тому же, в соседней республике ни в каком бизнесе стабильности нет: сегодня заключаешь договор, а завтра заказчика могут и убить. И теперь Зухра за рулем своего джипа каждый день наматывает сотни километров из Ингушетии в Чечню и обратно, чтобы лично руководить своими работниками. Подчиняться женщине – совсем не в правилах чеченских мужчин, но и работу потерять не хочется. Вот уже несколько лет в Чечне продолжается строительный бум; конкуренцию местным работникам всегда готовы составить и азербайджанцы, и турки. А Зухра может предложить совсем неплохую работу: под ее началом сооружается амбициозный парк имени Ахмад-Хаджи Кадырова (как и почти все в сегодняшней Чечне) в Хоси- Юрте (Центорое), родовом селении президента республики Рамзана Кадырова. А в портфолио уже есть, к примеру, интерьер здания республиканского правительства. Заказать интерьер дома «от Зухры» – престижно. Основная масса клиентов – конечно же, из Хоси-Юрта. Когда-то это был самый бедный чеченский аул. Даже самые богатые люди оттуда были «беднее среднего». Сегодня – это уже чеченская народная сказка. По дороге в Центорой можно увидеть мчащийся Ferrari; на въезде – КПП, через который простых туристов не пропустят. Все равно смотреть пока нечего: парк, над которым трудится  сейчас Зухра, будет готов только весной; огромная мечеть – копия грозненской, тоже пока еще не принимает верующих; богатые дома, как раз те, чьи хозяева заказывают услуги дизайнеров интерьеров, прячутся за оградами. Журналисту проникнуть за высокие заборы «чеченской Рублевки» тоже непросто. В течение десяти дней я обзванивала друзей и знакомых с просьбой: «а отвезите меня в Центорой, хочу домики там пофотографировать!» Но домовладельцы отказывались наотрез. Гость для чеченцев – святое! Если уж впустишь его в дом, то отказать ни в  чем нельзя. Они уже усвоили, что если есть деньги на строительство большого дома, то не стоит скупиться на дизайнера. Но вот публиковать эти интерьеры на страницах журнала до сих пор никто не решался. Богатство демонстрируется близким людям, а обществу показывают лишь сливки с молока – в выходные и праздники по проспекту Путина в Грозном выгуливают роскошные шубы – даже если на улице плюс десять. Еще более причудливой выглядит картина в аэропорту Внуково всякий раз, когда в Грозный вылетает старенький Як-42. На его борт поднимается множество дам мусульманского вероисповедания в платках Louis Vuitton, увешанных пакетами из бутиков. Добравшись до Центороя, они превращаются в покорных домохозяек на  своих роскошных кухнях. Наконец, мне удалось договориться о съемках одного из великолепных домов, интерьер которого создает один из конкурентов Зухры. Хозяева туда еще не въехали: повсюду стоят недораспакованные стулья, на некоторых кроватях еще нет матрасов. В зале на втором этаже трое молодых людей занимаются установкой огромного телевизора. Рабочие с гордостью демонстрируют мне внушительный стол – говорят, что из Китая. А вот плитка во дворе – из Минеральных Вод. Купили бы у своих мастеров, но такой в Чечне пока не делают. «Мои клиенты любят все, что красиво и богато. Неважно, где это сделано. Сегодня, к счастью, мы можем достать для них любой материал, – рассказывает Зухра. – у Рамзана (Кадырова) вкус развился, ему ведь и президенты разных стран, и просто люди, которые хотят добиться его расположения, делают шикарные подарки. Он видит самое лучшее. Вот и другие Чеченцы за ним стараются подтянуться». Спрашиваю, понравился ли ему смелый дизайн правительственного комплекса с водопадом и скалой. «Да, он как увидел, сразу на него залез!» – отвечает Зухра. Хотя ни скалы, ни водопада в центоройском доме, который я снимала, не оказалось, он все равно производит впечатление. особенно, когда вспоминаешь, как выглядела Чечня еще несколько лет назад. но вот мой водитель не впечатлился совсем: – Про «улицу Воздушников» слышала? – нет. – Тогда поехали! И он отвез меня на окраину Грозного, на улицу, которая официально носит имя Куйбышева. В дудаевские времена она стала местом компакт-ного расселения тех, кто сделал состояния на фальшивых авизо. Теперь там, за обстрелянными воротами, стоят развалины замков. Даже если их бывшие хозяева и остались в Чечне – селиться здесь снова непатриотично и небезопасно. Правда, в Хоси-Юрте таких роскошных домов мне не удалось разглядеть. Но это, кажется, вопрос времени.

17.03.2014
На близкую тему
Подбросить наверх