международный журнал о дизайне
Welcome to Design, welcome Home
/934/ 999 99 47
ГлавнаяИнтервью со знаменитостями Номер Бари Алибасов: «Меня тошнит от всего стандартного…»
Скачать журнал на ipad, планшет, телефон:
 
glav_ali

Бари Алибасов: «Меня тошнит от всего стандартного…»

Барии Алибасов: «Меня тошнит от всего стандартного…» Елена Крылова: «Важно говорить с заказчиком на одном языке…» В мае завершился ремонт сгоревшей квартиры продюсера Бари Алибасова на Новом Арбате, длившийся почти два года. Сегодня можно оглянуться назад, вспомнить сложности и курьезы, которые были на пути создания этого эпатажно-бунтарского интерьера площадью 200 квадратных метров, а также с удовольствием посмотреть на результаты совместного труда. О работе над проектом и о результатах двухлетнего ремонта квартиры Бари Алибасова – в интервью с хозяином квартиры и дизайнером Еленой Крыловой. Д&И: Бари Каримович, расскажите, пожалуйста, с чего началась работа над проектом? Б. А.: Все началось с пожара, когда квартира, в которой я прожил много лет и которая мне порядком поднадоела, сгорела почти дотла. Сейчас я понимаю, что это к лучшему, потому что у меня не хватило бы ни мужества, ни смелости, ни решительности начать делать ремонт. Сразу после пожара я кинулся ко многим дизайнерам и проектировщикам, чтобы скорее начать реализовывать свои новые идеи – создание нестандартного и объединенного пространства. Более десятка дизайнеров предлагали концепции, эскизы, мы даже начали ремонт, но все время я понимал: «не то» – и быстро в них разочаровывался. К счастью, на одном из мероприятий, организованном Сергеем Марковым – Президентом Арт-Строй Бизнес Клуба, – где собрались все представители строительной индустрии, я познакомился с дизайнером Еленой Крыловой, которая почему-то сразу показалась мне близким человеком, понявшим мои идеи и предложившим попробовать их реализовать, и Алексеем Масликов, Генеральным владельцем и директором строительной компании ООО «Квадратный метр». Д&И: В чем заключалась основная идея вашего проекта, и почему многие дизайнеры не смогли ее понять? Б. А.: С одной стороны, пространство должно быть нетрадиционным для нашего восприятия. Человечество привыкло к четырем стенам и прямым потолкам, и именно этот стереотип мне хотелось разрушить. Я вообще не представляю в своей жизни ничего стандартного, традиционного и общепринятого. Меня от этого тошнит. Я разрушаю привычные стереотипы, нравы, идеи, идеалы. Поэтому задача была сломать традиционное банальное представление «пол – потолок – стены» и связать все воедино. В качестве стиля мне нравится хай-тек. Кроме того, я придерживаюсь правила, что в пространстве главным является человек, а не его окружение. «Понтовость и помпезность» в стиле барокко, с лепниной, золотом, дорогими коврами и антиквариатом – точно не для меня. Немаловажным был и функционал, которого не хватало в прошлой квартире, где пространство было разбито на маленькие комнатки. В последнее время я часто собираю по 50–60 друзей, и идея маленьких комнат была бы неуместна. Поэтому еще одной задачей проекта стало создание пространства для общения. Д&И: Елена, расскажите, чем же вам удалось зацепить такого неординарного заказчика? Е. К.: После знакомства с Бари Каримовичем, когда он рассказал о ремонте и раздал всем дизайнерам и архитекторам, которые были на мероприятии, свои телефоны, осмелилась позвонить, видимо, только я. Он тогда сказал, что сыт по горло различными проектами и о заказе не может идти и речи, пока он не увидит эскизы. Тут пришлось поломать голову, потому что все прежние проекты моей студии, хоть и были выполнены для многих состоятельных и известных людей, все же носили более строгий и спокойный характер. Раньше нам никогда не удавалось «покуражиться» в дизайн-проектах. Поэтому перспектива поработать с таким неординарным заказчиком меня очень привлекла, и даже стало профессионально интересно, смогу ли я его понять и услышать.

Задачу Бари Каримович сформулировал как «ломаное пространство с элементами в стиле Гауди». Первые эскизы не вызвали эмоций, и я поняла, что тут надо действовать на подсознательном уровне. Я до сих пор помню тот момент, когда мы сидели в одной из несгоревших комнат старой квартиры и смотрели подборку интерьеров. Я наблюдала не за его комментариями, а за его реакций: что вызвало эмоции, а что нет. Тогда я и поняла, что именно ему нужно, и следующие эскизы били уже точно в цель! В результате проект получил внутреннее название «антиэкостиль».

Б. А.: Да, я был ошеломлен, насколько все было в точку. Ведь, чтобы сделать дорогой проект, много ума не надо, а вот реализовать мои мысли конструктивно – это действительно талант! Нужно отметить, что в каждом помещении есть скрытый смысл интерьера. Я не люблю явных и читаемых образов, и Елене удалось это создать с помощью интересных элементов, например арт-объекта в гостиной, который меня просто потряс. С функциональной стороны он скрывает несущую балку. При этом похож на гриб ядерного взрыва, демонстрируя идею ухода от экоинтерьера и в то же время выполняя функцию преломления пространства. Д&И: Елена, что стало отправной точкой при создании концепции? Е. К.: Сложности добавляло то, что практически вся мебель была уже куплена Бари Каримовичем и задавала свою стилистику, форму и цветовую гамму. Нужно было вписать ее в концепцию и создать весь интерьер «под нее». Но нам это удалось! Б. А.: Отправная точка – это уход от стереотипов. Я всегда буду делать не так, как принято, поэтому борьба противоположностей характеров отражена и в квартире – где-то спорящие тона, где-то спокойные. Еще я люблю многообразие оттенков серого, но при этом в интерьере должны быть и полутона, и контрастности – чтобы ломать стереотипы. Ну и из обязательного – многоуровневые потолки с подсветкой на кухне, сочетание черного и белого. И символ шоу-бизнеса – золотой унитаз! Д&И: Расскажите о планировке пространства – как удалось создать открытый интерьер и при этом сохранить приватность некоторых зон? Б. А.: Гостиная и кухня – это общественные зоны, где будут проходить шумные вечеринки и встречи. Но есть еще и приватные комнаты, сразу недоступные взгляду гостей. Здесь, как и в любом большом городе, есть и широкие проспекты, где много стекла, бетона и солнца, и маленькие закоулочки, где тихо и спокойно. Именно это сочетание и создает характер каждого мегаполиса. Так и в квартире – есть места для шумных компаний, а есть и маленькие комнаты для отдыха.

Е. К.: Бари Каримович любит принимать гостей, сам готовит, поэтому мы предусмотрели большую кухню с островом и удобной столовой группой.

Планировка была задана изначально, а зонирование напрашивалось само собой – «тусовочная» и «приватная» зоны. Мне нравится, что в окончательном варианте гостиная выглядит как арт-пространство. Входишь и смотришь: обескураживающая конструкция «ядерного гриба», выполненная Юрием Щеневым, 3D-панели от Николая Щеголева, стены с работами китайского художника-авангардиста Ай Вэй Вэя и панно из осколков сланца от итальянского дизайнера Барназео.

Д&И: Какие трудности возникли в процессе реализации проекта? Б. А.: Наверное, только одна, когда мы поняли, что не очень удачной получилось расположение кровати в спальне. Здесь я взял конструктив в свои руки, вспомнив годы обучения в архитектурном вузе. Елена предлагала повторить профиль кровати на стене, но я несколько модернизировал эту идею. Е. К.: Учитывая, что для Бари Каримовича все должно быть эксклюзивным, мы рассматривали более 20 подрядчиков, которые смогли бы реализовать эту идею. В результате у нас получилось уникальное помещение, где кровать находится одновременно и на полу, и на стене и при этом не загромождает небольшое пространство спальни. Из решаемых сложностей – выбор материалов для изготовления наших архитектурных арт-решений, грамотный подбор освещения от итальянских фабрик ARTEMIDA и FLOS в кухне, чтобы разделить пространство на «день и ночь», и поиск решений для черного санузла, чтобы освещение было максимально функциональным, а не декоративным. Кстати, освещение – это отдельная история. Изначально оно планировалось двух цветов, но Бари Каримовича так обрадовала возможность сделать его пятицветным с помощью LED– светильников, что, конечно, во многом рушило мою дизайнерскую идею. Но при этом было так интересно смотреть на его реакцию, когда он игрался со сменой цветов и сценариев освещения! Б. А.: Нужно добавить, что мы очень много помотались по миру в поисках каких-то интересных находок. Елена возила меня в Китай, в Таиланд, в Милан, в Вену – везде мы подбирали и искали декоративные решения: текстиль, посуду, детали, которые придали бы интерьеру эмоциональную пружину и привлекали внимание. Такая насыщенная работа над проектом и постоянные поездки нас очень сдружили. Были истории, как в поездке в Таиланд мы сидели под тропическим ливнем на ведрах, ели пельмени и обсуждали проект. Или в аэропорту при перелете на очередную мебельную выставку я случайно утащил чей-то фотоаппарат. Приятных историй было много, и это сделало процесс ремонта очень легким! Д&И: Расскажите, какие еще интересные детали есть в вашей квартире? Б. А.: К примеру, есть эко-комната – полностью инновационное помещение, сделанное Сергеем Марковым и дизайнером Татьяной Март, отдельно от дизайн-проекта. Все в ней разрушает принципы квартиры: много аппаратуры, которая контролирует здоровье, приточная вентиляция, очищающая воздух, сауна, флорариум, соляные панели. В одной из комнат Елена создала архитектурный объект в виде нефтяной капли, стекающей с потолка на стену, подчеркнув идею «антиэкостиля». Я поставил рядом хрустальные статуэтки, очень напоминающие сперматозоиды, и эта нефтяная капля стала очень похожа на женское лоно. Теперь я называю этот арт-объект так, хотя Елена всячески этому сопротивляется. Но в этом и есть фишка интерьера, когда одна маленькая деталь меняет восприятие объекта в целом. Д&И: Елена, как удалось вписать в проект награды и подарки, которых наверняка у Бари Каримовича немало? Е. К.: Для многочисленных подарков от известных людей, которые не только ценны и памятны, но многие из них уникальны, мы предусмотрели большое количество ниш и полок. Но в духе Бари Каримовича постоянно всех удивлять. Недавно он нашел чудом уцелевший после пожара подлинник полотна Сальвадора Дали – и это почти в конце проекта! Обычно с таких произведений искусства и начинается работа над проектом, где они становятся центровыми, но в нашем случае все получилось наоборот. Но что самое интересное, потрясающая картина идеально вписалась в нашу цветовую гамму и стиль, как будто так и было задумано. Д&И: Елена, по вашему мнению, Бари Каримович – сложный заказчик? Е. К.: Бари Каримович прислушивался к мнению дизайнера, и работать с ним очень легко, хотя, конечно, последнее слово не всегда оставалось за мной. Ему нравилось участвовать в наших профессиональных дебатах, и он с удовольствием следил за процессом и, как творческий человек, находил в этом свой кайф. Часто нам очень помогало его архитектурное образование, чувство пространства и цвета, решение конструктивных вопросов. Хорошо, когда ты говоришь с заказчиком на одном языке. Д&И: Бари Каримович, вы довольны результатом? Что говорят о квартире ваши друзья? Б. А.: Конечно, доволен! Отдельное спасибо Алексею Маслякову – главному строителю, сумевшему воплотить в жизнь все задумки. Кстати, самые близкие люди, которые уже побывали в квартире, сказали, что они в шоке. Значит, желаемый эффект достигнут! Д&И: Елена, а чем вы гордитесь в этом проекте? Е. К.: Мне, безусловно, нравится проект, хотя этот стиль нетрадиционен для нашего бюро. Но самое главное – я смогла создать интерьер именно для Бари Алибасова, и он остался доволен результатом! Досье: Бари Алибасов — музыкант, композитор, музыкальный продюсер, заслуженный артист России. Родился 6 июня 1947 года в Чарске Казахской ССР. В 1965 году поступил в Усть-Каменогорский строительно-дорожный институт. В 1966 году организовал группу «Интеграл», которая просуществовала 22 года. В 1989 году организовал группу «На-На», 12 раз становившуюся лауреатом премии «Овация».   Елена Крылова – известный московский дизайнер, руководитель собственной дизайн-студии, арт-директор «АртСтройБизнесКлуба». Елена создавала эксклюзивные интерьеры для многих звезд шоу-бизнеса, известных политиков и бизнесменов: Бари Алибасова, Наташи Королевой, Лены Лениной и многих других. За время работы Елена Крылова вместе со своей командой реализовала десятки проектов дизайна помещений, как жилых, так и клубов, ресторанов и салонов красоты. Постоянный участник деловых мероприятий и TV-проектов. Автор фото: Тимофей Бандуркин Автор текста: Светлана Котлукова

11.07.2014
На близкую тему
Подбросить наверх