международный журнал о дизайне
Welcome to Design, welcome Home
/934/ 999 99 47
ГлавнаяНомер Приглашенные редакторы Андрей Цыганков: «Лучший ресторан – в котором интерьер не замечаешь…»
Скачать журнал на ipad, планшет, телефон:
 

Андрей Цыганков: «Лучший ресторан – в котором интерьер не замечаешь…»

Основатель бюро Nograph Андрей Цыганков Основатель бюро Nograph Андрей Цыганков – уникальный архитектор, который много лет специализируется на интерьерах ресторанов и клубов. Каждый его новый проект становится культовым местом, обязательным для посещения представителями модной столичной тусовки. Мастер ресторанного дизайна выступил в роли приглашенного редактора апрельского номера журнала «Дом&Интерьер». СПРАВКА В 1996 году окончил МАРХИ. С 1997 по 1999 год – сотрудник фирмы «А.ГОР.А». С 1999 по 2001 год – главный архитектор компании «Аверс». С 2001 года – основатель и руководитель архитектурного направления бюро Nograph. Номинант Архитектурной премии-2007 года. Автор и создатель интерьеров нескольких десятков знаменитых заведений Москвы и Санкт-Петербурга, среди которых – рестораны Shatush, Sky Lounge, «Горки», Verigo, кафе Prado, «Джельсомино», Tiffany`s, клубы «L’ETO proжект», Opera, «Истерика» и другие

Д&И: Как и почему вы выбрали для себя профессию архитектора? А.Ц.: Я вырос в подмосковном Жуковском, где все так или иначе было связано с авиацией. Родители работали инженерами на авиастроительном предприятии. Но у меня с математикой и другими точными науками как-то не складывалось, зато я все время рисовал. Когда пришло время определяться с выбором профессии, решил поступать в МАРХИ. С первого раза не получилось, поучился в техникуме, походил на курсы, сдал вступительные и в 1996 году защитил диплом у Владимира Степановича Кубасова.

Д&И: Можете вспомнить ваши первые реализованные проекты? А.Ц.: Практиковать я начал еще в институте. В основном работал на подхвате у друзей, которые делали дорогие квартиры. Был такой период, в Москву приезжали люди из регионов, у которых денег было как у дурака фантиков, и они не знали, что с ними делать. Покупали десять квартир и приглашали дизайнеров. Так что работа всегда была. Впрочем, я жильем принципиально уже очень давно не занимаюсь. Меня в какой-то момент это достало. Когда делаешь проект частного дома, никакое проявление индивидуальности архитектора в принципе невозможно: в частных проектах может выражаться только индивидуальность заказчика.

Д&И: Как начала складываться специализация на ресторанных интерьерах? А.Ц.: Первый свой ресторан я сделал много лет назад, когда работал в архитектурном бюро «А.ГОР.А». К нам пришел заказчик, который планировал открыть итальянский ресторан. Он бывший циркач, долго жил в Италии, очень глубоко разбирался в итальянском декоре и категорически заявил, что не заплатит, пока не увидит то, что его устроит. Я в Италии до этого не был и вообще за границу не мог выехать из-за сложностей с военкоматом. Мои представления об Италии ограничивались мультиками про Пиноккио, которые я смотрел тогда с ребенком. Но мои эскизы заказчику очень понравились, и мы сделали ресторан «Феличита». Он до сих пор работает, и интерьер в нем никогда не менялся. Пока я строил «Феличиту», познакомился с ведущими московскими рестораторами, строителями и другими профессионалами этой сферы. Некоторые из них стали моими клиентами и партнерами, когда я открыл свое архитектурное бюро Nograph. Мне очень понравилось заниматься декором ресторанов, но не хотелось идти на работу в крупный ресторанный холдинг (я не люблю работать на кого-то, наелся этим еще в студенческие годы). Так что создание своего бюро стало очевидным и единственно возможным продолжением карьеры. Сейчас у бюро полностью сложившийся круг заказчиков – это примерно 15 рестораторов, с которыми у нас полностью совпадают взгляды в вопросах бизнеса и дизайна, с которыми мне психологически комфортно работать, и я не очень стремлюсь выходить за пределы этого круга.

Подробности в журнале №4 апрель 2013 Текст: Павел Жаворонков, Софья Ремез, Фото предоставлены архитектором

16.03.2013
На близкую тему
Подбросить наверх