международный журнал о дизайне
Welcome to Design, welcome Home
/495/ 684 90 02
24.03.2017
ГлавнаяСтатья месяца Самуэле Мацца: «У меня нет диплома дизайнера»

Самуэле Мацца: «У меня нет диплома дизайнера»

Самуэле Мацца в 1980-х, занимаясь модой, достиг феноменального успеха, однако принял решение отказаться от профессии модного дизайнера. В 1990-х сотрудничал с издательством Mondadori, редактировал серию книг, посвященных итальянской моде. Параллельно выступал организатором множества модных выставок для музеев и галерей по всему миру, занимался сценографией. В начале 2000-х стал работать как интерьерный дизайнер, открыл свой первый шоу-рум в Милане. позже создал проект SM Timeless Interiorss, занимался проектированием общественных пространств. Сотрудничал с мировыми компаниями — производителями мебели. работал с режиссером Джузеппе Торнаторе на съемках фильма «Лучшее предложение».

Дизайнер интерьеров, художник, писатель, знаток и хроникер истории именитых европейских модных домов рассуждает о вдохновении, кумирах, о том, как важно понять, чего хочет женщина, и о глобализации как тенденции в мировой культуре. Самуэле, что подвело вас к тому, чтобы стать дизайнером? Это какие-то детские впечатления, некие события в жизни или сама Италия, которая немыслима без духа моды и театральности?

На этот вопрос очень сложно ответить. Думаю, что человек уже рождается с определенной предрасположенностью, конечно же, у некоторых людей бывают определенные обстоятельства в жизни, когда у них нет возможности проявить себя в своем предназначении, но многим это все же удается. Вообще, у каждого человека есть какие-то задатки. Мне очень посчастливилось, что у моей бабушки был свой магазин тканей, в котором позже продолжила работать моя мама. Я вырос среди этих тканей, у меня была хорошая основа в познании моды. Когда мнеисполнилось 24 года, я получил специальное образование в этой сфере и создал свою мастерскую. Я работал для разных марок, в том числе для Trussardi и Gucci. В какой-то момент своей жизни я очень устал от моды и решил все поменять. У меня от природы очень переменчивый характер, так, например, я сменил много мест проживания. Я родился на Сицилии, вырос во Флоренции, жил в Америке, потом уехал во Францию и сейчас уже 20 лет живув Милане. Возвращаясь к вашему вопросу, конечно же, я определился в выборе своей профессии благодаря прекрасной основе, заложенной моей семьей, но, с другой стороны, я всегда наблюдал за окружающим миром, и эстетика этого восприятия и сила воображения оказали на меня большое влияние. Я счастлив, что у меня было такое детство, которое позволило мне выразить себя в жизни и встретить нужных людей, которые помогли мне продвинуться в профессии. Позже ко мне пришел и успех, но именно тогда я решил заниматься модой для дома, а не модой для тела. Однако мой взгляд на дизайн интерьера отличается от обычного архитектора: у архитектора он более конструктивный, у меня же — гламурный, то есть техническую конструкцию я доверяю моим коллегам, которые работают в моей студии дизайна, а сам создаю уже законченную картинку. Я больше все же декоратор. Архитекторы видят картину пустого пространства,я же строю свое видение помещения уже полностью оборудованного мебелью. Вам, наверное, известно, что, согласно всем бумажным и интернет-источникам, вы входите в пятерку лучших дизайнеров мира? На сколько этот титул обязывает и не мешает ли он вдохновению?

Я себя так никогда не позиционирую, просто продолжаю делать то, что делаю. Я свободен в своей работе — пусть другие судят. Я считаю, что не нужно думать, как стать великим: ты им станешь, если таковым по-настоящему являешься. Не нужно для этого разрабатывать специальных стратегий — нужно просто работать. Это как в мире балета. Балерина все время тренируется, и таким образом ее профессиональное мастерство растет, но нельзя хвастаться своим талантом, о нем нужно все время заботиться, все время совершенствовать. Например, сейчас у меня есть интерес к созданию простых вещей. Я знаю, что в мире искусства есть много людей, которые в свое время не получили нужного образования, но впоследствии стали знаменитыми. У меня нет диплома по дизайну и архитектуре, и я, как ни странно, считаю это плюсом, потому что, если бы он у меня был, я стал бы просто одним из множества архитекторов, но не стал бы тем, кем являюсь сейчас.Мой путь другой — это скорее веление сердца, постоянный поиск и самосовершенствование. Нельзя себе говорить нечто вроде: «Я богат, знаменит, и я могу себе позволить что угодно». Это потеря времени. Я всегда занят самообразованием. Когда выдается свободная минутка, изучаю историю искусства, рассматриваю альбомы с репродукциями, хожу на выставки — я очень жадный до знаний и впечатлений. Мне нравится все время что-то делать, находиться в движении, в поиске, меня пугает безделье.

Вы начинали как дизайнер и теоретик моды, кроме того, ваминаписано 36 книг, как вам удается сочетать теорию и практику?

Долгое время я работал на крупное издательство Mondadori (Arnoldo Mondadori Editore S.p.A. — Прим. ред.), это один из самых больших издательских домов. У меня хорошо получается писать, и я отличный рассказчик. Я поведал историю таких модных домов, как Versace, Gianfranco Ferré, Moschino, задокументировав их работу. Такую книгу не может написать ни политик, ни журналист, ни эксперт по финансам, это может сделать только тот, кто хорошо знает мир моды. Сейчас я пишу книгу о себе и своей работе. Она должна выйти к Рождеству.

Кто ваш любимый дизайнер? Чьи работы вас вдохновляют? Таких много, и критерии вдохновения разные. Одни впечатляют своим сумасшествием, другие — рациональностью, третьи — экстравагантностью. Например, меня всегда вдохновляла Коко Шанель, она была сильной личностью, у которой случались и падения, но ей все равно удалось подняться, несмотря на все трудности, конечно же, во многом благодаря Карлу Лагерфельду. Ив Сен-Лоран — романтический персонаж: слабый, и хрупкий, он, тем не менее, в мире моды стал личностью крайне значимой,как и Джорджо Армани, например. Не могу сказать, что все они являются для меня кумирами, ведь я знаю много и о других, не всегда приглядных сторонах их характера,но они заслуживают уважения уже за способность впечатлять, создавать образ, однако поклоняться им как богам я никогда не стану. В этом смысле предпочитаю думать о людях, которые были по-настоящему гуманными, которые помогали ближнему, какой была мать Тереза, например. Это люди-легенды, бессребреники.

Как вы думаете, насколько в дизайне значим образ женщины? Мир моды — это мир женщин. И если ты понял, чего хочет женщина, ты преуспел. И даже позже,уже занимаясь мебельным дизайном, я продолжал наблюдать за тем, что нравится женщинам. Если их вдохновляет та или иная мебель, то она точно будет куплена. Как правило, мужчина решает, какой будет мебель для отдельных помещений, а женщина диктует стиль дома в целом. Я считаю, что важнее вести диалог именно с женщиной. Во мне самом много женских черт — чувствительность, ранимость, тонкое восприятие мира.

Мы сейчас находимся в гостевом доме в Милане, который по совместительству является еще и вашим домом. Расскажите, пожалуйста, о процессе создания этого проекта. Это был сложный опыт, созданный специально для выставки EXPO 2015. В понимании людей, если создаешь гостиницу, то ее надо делать большой. Моя идея заключалась в том, чтобы создать Guest House и принимать гостей прямо в своем доме, но эту концепцию не поняли. Почти все постояльцы вели себя как гости в гостинице. Несколько раз я попадал в весьма затруднительные ситуации. Я столкнулся с тем, что некоторые не понимают даже, что такое гостевой дом. Но для одного года это было неплохой проект.

Как вы полагаете, каковы будут дальнейшие тенденции в моде и дизайне? Ведь эти два понятия неразрывно связаны, следуя вашей же теории. Да, и каковы ваши творческие планы? В каком направлении вы хотели бы развиваться дальше? Последнее время в мире мебельного дизайна было сделано очень много предметов в стиле барокко и рококо, и на эти вещи бессмысленно возросла цена. Я же предпочитаю использовать в создании мебели интерес именно к материалу, который можно комбинировать с очень простыми формами. Думаю, что в дальнейшем все будет основываться именно на материале, а сами предметы будут очень простыми. Это как в истории живописи. Сначала художники очень тщательно прорисовывали все детали, а потом стали делать пару мазков — и работа готова. Например, Малевич (и весь русский авангард) создавал картину всего несколькими штрихами и прославился благодаря своему стилю. Я сам этот стиль определил как minimal rich. Он простой, но в то же время очень проработанный, и в нем используются хорошие материалы, которые могут быть совмещены с красивыми отделками. Стиль этот можно сравнить с женщиной: если раньше женщина накладывала на себя много макияжа, то сейчас она делает всего пару штрихов, и ты начинаешь понимать, что перед тобой не красивая кукла на барочном диване. Интересно наблюдать, как люди, рожденные, например, в мусульманской культурной среде или в России, где все еще сильны византийские отголоски, люди, привыкшие к пышности, блеску, к золоту, сейчас начинают постепенно отходить от этого и двигаться в сторону простоты и некой схожести. Происходит некая глобализация, но сквозь призму взаимной коммуникации. Люди выходят из своего ограниченного пространства и становятся гражданами мира. Стираются границы между нациями. Вырабатывается один общий язык, который объединяет всех. Именно поэтому так важно и ценно внимание к простоте. В этом и заключена суть богатства.

 

23.06.2016
На близкую тему
Подбросить наверх