международный журнал о дизайне
Welcome to Design, welcome Home
/495/ 684 90 02
ГлавнаяНомер Лела Кавтарадзе «В этом царстве масс-маркета больше невозможно существовать»
Скачать журнал на ipad, планшет, телефон:
 
DSC_0432 bw

Лела Кавтарадзе «В этом царстве масс-маркета больше невозможно существовать»

Несмотря на любовь к серому цвету, ЛеЛа Кавтарадзе  признается, что терпеть не может серости в жизни. все, за что бы ни бралась эта яркая, талантливая женщина, она делает с присущей южному темпераменту страстью и самоотдачей. Лела, как получилось, что вы решили стать дизайнером? Дизайнером я решила стать после того, как провалилась в мединститут. Сколько себя помню, всегда знала, что буду врачом, тем более что по материнской линии у нас много врачей. Кроме того, в Грузии эта профессия всегда считалась невероятно престижной. Oднако родители были против. Мама говорила, что она-то врач по призванию, а вот меня в роли рядового врача она не видела. но я все равно упорно занималась, пошла и провалилась на последнем экзамене – биология подвела. Был, конечно, траур, я прорыдала все лето. А осенью моя подруга Маша как-то сказала мне: «ты знаешь, в архитектурном институте есть какие- то интересные курсы, походи туда, порисуй». А я, надо сказать, в детстве неплохо рисовала. И меня все это так захватило! При этом я продолжала усиленно заниматься химией, физикой и биологией, потому что искусство не рассматривала как профессию, это казалось мне чем-то несерьезным. Но уже весной поняла, что не нужен мне никакой мединститут. В общем, поступила я в архитектурный, на экспериментальный тогда факультет «дизайна костюма». Это было в Ростове-на-Дону. Позже я закончила учебу в Тбилисской художественной академии в 2000 году. После двух лет жизни между Тбилиси и ростовом и непродолжительной работы в компании Gloria Jeans я поехала в Москву, участвовала в конкурсе модельеров, получила Гран-при, была страшно счастлива и полна амбиций покорять подиумы. Поступило несколько предложений, но они, скажем так, не вполне устроили меня. И как-то раз встретила я своего друга Константина из ростовского архитектурного, и он сказал мне: «зачем тебе этот мир зависти и лести (имея в виду мир модельеров, и был прав, кстати), пошли в архитектуру и дизайн интерьеров». В общем, уже через полгода я самостоятельно вела проекты. А немного позже мы с моим мужем Давидом Магалдадзе (он тоже дизайнер, но промышленный) объединили усилия и в 2005 году создали свою студию. Помните свой самый первый самостоятельный проект? Конечно. И проект, и заказчиков – таких у меня больше не было… Это замечательные люди, бывшие физики-ядерщики. Они полностью доверились мне. Мне, не имевшей в то время за плечами ни одной самостоятельной работы. Без лишней скромности скажу, что вложила в эту квартиру душу. Клиенты оказались очень довольны и в знак признательности сказали, что хотели бы отблагодарить меня.чтоб вы понимали, сумма их «благодарности» была в десять раз больше,чем стоимость самого проекта. До сих пор вспоминаю этих людей с большой теплотой, можно сказать, они дали мне путевку в жизнь! Но также вспоминаешь и проекты – недоразумения, когда  заказчик не в ладу с самим собой, и работа превращается в ад, как это произошло с одним из моих недавних проектов. Его интерьер должен был быть в стиле добротной, полуамериканской классики. Мы,например, сделали там роскошную лестницу на три просвета, расходящуюся в разные стороны,получилось очень красиво. но в какой-то момент хозяева, не посоветовавшись со мной, самовольно начали проводить работы не по проекту: пригласили художника,который расписал лифт чемоданами Louis Vuitton. Как сказала в одном интервью уважаемая мною декоратор Альбина Назимова: «у кого нет вкуса, нет совести». если человеку не дано чувство прекрасного, ему должно хватить ума довериться профессионалу. Значит, есть вещи, с которыми вы не готовы мириться даже ради очень выгодного заказа? Да, есть. Все мы, конечно, понимаем, что нужно идти на компромиссы, что, в конце концов, жить в этом доме или квартире заказчику, но делать откровенную безвкусицу я ни за что не соглашусь. такова моя жизненная позиция. И все-таки с шоу-бизнесом, несмотря на предостережения вашего друга, вас свела судьба. Просто я дружила с модельерами, а они, как водится, всегда в этой творческой тусовке, которая тесно переплетена с шоу-бизнесом. Так и получилось, что мы познакомились с Митей Фоминым – он и был моим первым «звездной» категории клиентом. Кстати, Митя – единственный, с кем я продолжаю дружить по сей день. Также я работала над интерьерами квартир Маши Малиновской,  Кети Топурии и многих других. Разумеется, какой-то отклик у всего этого был, но сложно, признаюсь, очень сложно работать с шоу-бизнесом. Когда я, например, случайно, в каких-нибудь «семи днях» натыкаюсь на звездные интерьеры, я понимаю, какой тихий ужас творится в их домах. Единственный достойный интерьер, который я видела, правда, это не совсем шоу- бизнес, был у Ирины Хакамады. Все, точка. Кто для вас настоящая величина и авторитет в мире архитектуры и дизайна? Их много. Из архитекторов меня восхищает Тадао Андо, это японский архитектор-самоучка. Он делает настоящие шедевры. Нравится многое из того, что делал Фрэнк Гери, хотя некоторые моменты для меня спорны. Очень люблю Фрэнка Ллойда Райта, всегда и везде пытаюсь увидеть все, к чему он прикоснулся. А вот к старку отношусь довольно странно, не могу сказать, что я его большая поклонница, хотя недавно подбирала ручки для дверей, и мне показали его разработку, это был шедевр эргономики! Нравится многое из того, что делает Патрисия Уркиола. Водном из интервью вы сказали, что не приемлете шаблонов. Как вам удается избежать их в вашей работе? вы полагаете, что все еще возможно придумать нечто новое? Это очень  просто, на самом деле  главное – естественность. Идеи для цветового решения проекта я порой нахожу в самых неожиданных местах, например, как-то в Америке, будучи на выставке обложек журнала Vogue, я увидела эти обложки не как сюжетную историю, а как распределение цветовых пятен, которые оформились в идею для одного из моих проектов. Или однажды увидела какую-то ажурную решетку в Waldorf Astoria (отель в Нью-Йорке. – прим. ред.), и родилась определенная интерпретация на эту тему. Или вот мощные мраморные порталы Кордовской Мескиты (кафедральный собор в кордове. – прим. ред.) вдохновляют меня на оригинальные гардеробные. Таков мой личный образ творческого мышления. С какими брендами вы предпочитаете работать? Стараюсь все время искать что-то новое, интересное, хотя есть наработанный годами проверенный пул фабрик. Очень нравится бельгийская компания JNL, они делают мебель, свет и по дизайну не похожи ни на кого, также нравится Meridiani, Baxter, Baker, Lando.а вот что касается кухонь, то я пока никак не найду свой идеальный бренд. Сейчас вот присматриваюсь к американскому бренду Neff, надеюсь, с ним мне повезет. Как вы полагаете, есть ли у вас некий фирменный дизайнерский почерк, по которому вас безошибочно можно узнать? Мне кажется, что нет, всякий раз я стараюсь делать максимально непохожие друг на друга проекты. Хотя, как мне неоднократно говорили, в том числе журналисты, что общее настроение все-таки считывается. вот точно могу сказать, что все мои проекты серые. (смеется.) очень люблю этот цвет. Полюбила его задолго до того, как все узнали про 50 его оттенков. Другая моя слабость – крупные предметы декора. Даже в небольшое помещение я обязательно поставлю какую-нибудь огромную вазу, на мой взгляд, это визуально даже увеличивает пространство. Кстати,в одном из ранних проектов я как- то декорировала спальню хозяев двумя огромными вазами, так их сын пошутил, что теперь знает, где будет хранить прах своих родителей. (смеется.) Лела, как вам кажется, дизайн делится на мужской и женский? Я скажу так: не родился еще такой мужчина, который смог бы сделать по-настоящему уютный интерьер. Это не плохо и не хорошо, просто существует четкое деление на мужские и женские интерьеры. Вот, кстати, еще одна из моих любимых архитекторов Шарлотта Перриан делала вполне себе минималистичные интерьеры, но это все равно был теплый, женский минимализм! Каковы тенденции в мире дизайна и что ждет его в ближайшем будущем? Надеюсь, что в ближайшем будущем случится тот переломный момент, когда люди вернутся к индивидуализму, к ручному труду, начнут делать действительно что-то уникальное и в очень ограниченном количестве. В этом царстве масс-маркета больше невозможно существовать! Мне кажется, я уже вижу такую тенденцию: люди хотят иметь стакан, сделанный чьими-то руками, с живой человеческой энергетикой. Надеюсь, я не ошибаюсь. А в целом актуальными по-прежнему остаются экоматериалы, простые и лаконичные формы,полагаю, что они будут только продолжать набирать популярность.

18.03.2016
На близкую тему
Подбросить наверх