международный журнал о дизайне
Welcome to Design, welcome Home
/934/ 999 99 47
ГлавнаяНомер Эрвин Олаф: по ту сторону объектива
Скачать журнал на ipad, планшет, телефон:
 
Erwin Olaf_Portrait_2014_3_BW

Эрвин Олаф: по ту сторону объектива

В рамках выставки «Оммаж Луи Галле», которая до конца апреля будет представлена в ГМИИ им. А.С. Пушкина, в москву приехал ее автор – именитый и, пожалуй, один из самых неоднозначных фотографов современности Эрвин Олаф. «Дом&Интерьер» не упустил возможности встретиться с мастером и задать ему несколько вопросов. Интервью: Эрвин, какими судьбами вы оказались в Пушкинском музее? Исключительно творческими. Дело в том, что в 2012 году ко мне обратились с просьбой создать собственную интерпретацию известной картины бельгийского художника Луи Галле «Последние почести останкам графов Эгмонта и Горна». В итоге получилась серия из пяти портретов и одного натюрморта в стиле vanitas. Это был большой проект, в котором задействовано много профессионалов – стилистов, дизайнеров, которые создавали современные образы сторических персонажей того времени. Теперь я очень рад, что эта работа приехала в Россию и демонстрируется в таком прекрасном и уважаемом месте как Пушкинский музей. Ваши работы называют провокационными. Вы полагаете, что искусство обязательно должно провоцировать? Я бы не стал называть свои работы провокативными, это просто я, просто мой мир, вернее, то, как я смотрю на него и как чувствую. Я просто фотографирую людей, эмоции, которые они испытывают. Мы ведь испытываем совершенно разные эмоции и чувства: радость, грусть, сожаление, восхищение, отвращение, вожделение, голод – их список бесконечен. Эти эмоции отражают наше восприятие жизни, тех или иных вещей и событий, которые происходят. И я вовсе не считаю, что искусство как таковое – это обязательная провокация, но в тех случаях, когда это необходимо, да, я, пожалуй, предпочту сделать это. Ваш стиль называют антигламурным, странным, некоторые вообще считают, что вы воспеваете человеческое уродство и в этом ваша особая эстетика. Это высшая форма насмешки над миром моды и глянца или таков ваш взгляд художника на человеческую природу? Хм… Интересный вопрос, я никогда не думал об этом в подобном ключе… Отвечу так: я не хочу нарочно шокировать, но если это нужно, когда это естественная эмоция, я делаю это. А вообще я пытаюсь использовать, вернее, люблю использовать правила красоты, видимо, те, которые вы подразумеваете, говоря о мире глянца, но в своих целях. А моя цель – это раскручивание эмоций. Моя работа должна заставлять вас думать, думать о себе, о собственном теле, о том, что вы чувствуете, чего хотите, что ненавидите. Я выбираю моделей для съемок и заставляю их проживать придуманную мной фотоисторию, в которой есть все: завязка, действие, кульминация и развязка. Эти истории могут быть счастливыми или несчастливыми, гламурными или не очень. В конечном же счете все они о человеческой жизни – от ее зарождения до смерти. Ваше творчество принято делить на коммерческие и персональные работы. Для вас это принципиально разные истории? Да, абсолютно. Конечно, я работаю в разных жанрах если мы говорим о коммерческих проектах, то это, как правило, съемка рекламы, а персональные работы – это мои собственные проекты, мои идеи. Но даже когда я выполняю коммерческие заказы, я все равно стараюсь сохранить мою идею, мой стиль, мой почерк. В конце концов ведь люди обращаются ко мне именно за этим. И для меня это очень и очень важно. Среди ваших клиентов много именитых брендов, в частности, для Дома Ruinart вы создали фотосерию «Свет», которая также экспонируется в Пушкинском музее.Расскажите об этой работе. Прежде всего я был счастлив по работать для Ruinart, и тем более счастлив, что серия «Свет» представлена в Москве наряду с проектом «Оммаж Луи Галле». «Свет» стала для меня наглядным примером того, как важно и интересно попробовать сделать нечто новое, не похожее на все то, что ты делал прежде. В этом, как мне кажется, заключена философия бренда Ruinart. Если вы посмотрите на эти работы, то увидите, что они совершенно особенные, это некие абстракции, натюрморты, если хотите. Вдохновением для их создания стали известняковые каменоломни, принадлежащие Дому Ruinart, игра света и тени на их поверхности. В итоге появилась на свет серия монохромных отпечатков под названием «Свет». Насколько я знаю, в свое время вы работали в тандеме с Рэмом Колхасом. Что вас объединило? Над чем я только не работал. Чтобы рассказать обо всех проектах, не хватит нашего времени. Действительно, много лет назад мы с Колхасом придумали и воплотили в жизнь довольно забавный проект: в нидерландском городе Гронингене решили построить общественный туалет с довольно веселым дизайном. Мы были молоды, это было прикольно и абсолютно for fun. Что для вас главный источник вдохновения? Люди. Мое любимое занятие – наблюдать за людьми. Кроме того, не буду оригинален, если скажу, что меня вдохновляет старое кино 1970-х и 80-х и, конечно, живопись. А это правда, что вы снимаете свой первый полнометражный художественный фильм? О чем он будет? Это будет фильм о первой и, возможно, единственной любви в жизни Казановы. История повествует о прекрасной юной, 17-летней девушке с трагической судьбой: ее лицо в результате несчастного случая оказывается обезображенным, и всю оставшуюся жизнь она вынуждена прятать его от людей. Это будет одновременно ужасная и красивая история, которая, уверен, никого не оставит равнодушным. интервью: Елена Кириленко | фото: архив пресс-службы

07.04.2016
На близкую тему
Подбросить наверх