международный журнал о дизайне
Welcome to Design, welcome Home
/934/ 999 99 47
ГлавнаяНомер Николай Дроздов: «Каждой кошке нужен дом»
Скачать журнал на ipad, планшет, телефон:
 

Николай Дроздов: «Каждой кошке нужен дом»

!!!_drozdov2Николай Николаевич Дроздов – личность незаурядная. Известный телеведущий, академик РАЕН, доктор биологических наук, профессор МГУ, эколог и, самое главное, необыкновенно умный и обаятельный человек. Постоянная занятость и социальная активность не мешают ему оставаться крайне благожелательно настроенным по отношению ко всем обитателям планеты – и к людям, и к животным, и к насекомым. Не будет ошибкой сказать, что Николай Николаевич – один из величайших путешественников нашего времени Д&И: Николай Николаевич, вы всегда очень много путешествовали по планете. Это связано, прежде всего, с вашими программами о животных. А что еще побуждает вас к поездкам? Н.Д.: Я очень люблю ездить. Обожаю летать самолетом, даже зарядку делаю в самолете – нахожу там укромные уголки. Сплю тоже в самолетах хорошо. Беру с собой какую-нибудь книжку интересную. Сейчас больше уже не книгами о животных интересуюсь, а социологией, психологией. Люблю освежить в памяти языки – английским владею свободно, довольно хорошо знаю испанский, немецкий, французский похуже. На Кипре буду изучать греческий. Отец в детстве обучил меня латыни, а вот греческому не успел. Сейчас буду догонять отца. Д&И: Для многих путешествия – это, прежде всего, экзотика: отдаленные уголки, другие части света. Куда вы посоветовали бы съездить, чтобы по-настоящему удивиться? Н.Д.: Мне очень нравится кратер Нгоронгоро в Танзании. Это уникальное место на земле, можно сказать, восьмое чудо света. Самый крупный в мире кратер потухшего вулкана. Поперечник у него – 20 км, а высота гребня над днищем кратера – 2 км! Днище его абсолютно плоское, там саванна, песочек, даже озеро есть. В этом сумасшедшем месте есть любые животные: львы, антилопы, жирафы, носороги, бегемоты, гепарды, бабуины… Настоящий Ноев ковчег! Даже слоны там есть. Чтобы туда спуститься, им надо было подняться по гребню, продраться через лес, потом спуститься по обрыву – больше километра. Я видел в природе, как слоны осторожненько спускаются, это я могу себе представить. Но как это сделали бегемоты? Там целая семья бегемотов живет. Д&И: Из того, что вы увидели в последние годы или даже месяцы, что вас более всего удивило? Н.Д.: Есть такая организация – Международное общественное движение «Добрые люди мира». Они будут строить на Кипре самое высокое в мире скульптурное сооружение. Мы знаем статую Свободы, статую Христа, есть еще статуя Будды в Китае высотой 105 м. А здесь будет построен «Добрый ангел мира» высотой 135 м. Очень красивый. Над ним работают двое художников: Олег Олейник и Петр Стронский. Так вот, Кипр и сам по себе уникален, а тут еще такая скульптура… Это будет необыкновенное место. Д&И: Николай Николаевич, ваше мнение как эколога о ситуации на Фукусиме? Н.Д.: Я не могу понять, как можно было построить атомную электростанцию в таком месте! Это же сейсмоопасная зона, там проходит Тихоокеанский огненный пояс. Даже если имеется один шанс из ста тысяч, что будет авария, – уже нельзя строить! Это была роковая ошибка. Недавно, уже после катастрофы в Японии, я слушал дискуссию по телевидению на эту тему. Там выступал один ученый, сказал буквально следующее: «Нет альтернативы атомной энергетике. Что же нам – пересаживаться на лошадь и зажигать свечи?» Но ведь это лживый тезис! Этому человеку следовало бы извиниться перед публикой. Разве без атомной энергетики не было автомобилей, поездов, разве мы сидели при лучине? Надо использовать альтернативную энергию – энергию ветра, солнца, приливные электростанции строить. Д&И: Если этого не произойдет, что будет с цивилизацией? Н.Д.: Мои друзья Анатолий Антонович Коробейников и Олег Витальевич Олейник написали трилогию «Беспечное человечество». Там собраны интереснейшие факты, удивительные материалы. «Человечество все усерднее роет себе общепланетарную братскую могилу» – таков их прогноз. Люди стоят на краю пропасти, а все еще только говорят, говорят, говорят, никак не переходят к действиям… Д&И: Каковы шансы человечества сохранить все виды зверей, численность которых на сегодняшний день заставляет ученых волноваться? Н.Д.: Шансы хорошие, я на этот счет оптимистичен. За последние несколько лет очень многое сделано для исчезающих видов. Надо работать, работать и работать – и все будет хорошо. Д&И: Как вы считаете, зоопарк – это зло или нормальное явление? Н.Д.: Зоопарк – это прекрасно! В хорошем зоопарке животным намного лучше живется, чем в природе. Их прекрасно кормят, за ними никто не охотится, их лечат от болезней. Там ведется научная работа, природоохранная деятельность. Лошадь Пржевальского сохранили только усилиями зоопарков во всем мире. Д&И: Что нужно делать с бездомными животными? Н.Д.: Честно скажу: я не знаю. Мы ведь имеем в виду кошек и собак, когда говорим о бездомных животных. Невозможно проходить мимо бездомных собак – сердце кровью обливается, но что можно сделать? Подбирать их, как это делает Юра Антонов? У него уже целый питомник: и кошки, и собаки. Но кошке нужен дом, а собака должна обязательно иметь хозяина. Питомник в этом смысле – что-то промежуточное между совсем уж безвыходной ситуацией и настоящей жизнью. Кров и еда не могут заменить собаке счастье иметь хозяина! В питомнике у них хозяина нет, это может быть только как переходный этап. А дальше что? Когда у меня спрашивают совета, заводить ли собаку или какое-то другое животное, я всегда говорю «Да», но напоминаю об ответственности и не рекомендую держать дома слишком крупных животных. Неважно, идет ли речь о крупных собаках или о больших змеях –  например, питонах. Д&И: У вас дома есть животные? Н.Д.: Сейчас уже нет. У нас долго жила кошка Муня – редкая умница. Затем были не совсем домашние животные – змеи, пауки-птицееды, скорпионы. Очень интересно было наблюдать за ними, мне очень нравилось. Но поскольку я часто езжу, пришлось отказаться от них. Д&И: Змеи и пауки – это ваши любимые представители фауны? Н.Д.: Да. Очень интересны пауки-птицееды, фаланги – эти вообще как инопланетяне. Они так смотрят на нас! Я их очень люблю, мне нравится наблюдать за ними. Приходится приучать себя брать их в руки – поначалу не очень-то хочется. А еще я очень кобр люблю. Удивительно: ни рук, ни ног нет, но при этом они все извиваются, очень грациозные. И очень приспособленные к жизни. Д&И: Как человек, любящий змей, скажите: нужно ли наказывать змею, если она укусила хозяина? Н.Д.: Ни в коем случае! (Смеется). У меня однажды был случай – змея укусила меня в руку прямо в студии. Я не обратил особого внимания, хотя рука сначала побелела, потом покраснела. К врачам не пошел, и неизвестно, чем бы дело кончилось, если бы не Елена Васильевна Малышева. Я приехал на встречу с детьми, и она там тоже была, я был в рубашке с короткими рукавами, и Елена Васильевна обратила внимание на руку. По ней уже пошли черные пятна. Меня тут же отвезли в институт Склифосовского, сразу под капельницы. И я пожизненно благодарен Елене Васильевне, это медик от бога… Д&И: Вам нравятся фильмы ВВС о природе? Н.Д.: ВВС – это лучшие программы о природе. National Geographic – тоже замечательная компания, но ВВС действительно лучшие. У них принципы потрясающие: они считают, что если можно снять с самой лучшей точки, даже труднодостижимой, то они непременно должны сделать это, а вторую по качеству точку они уже отвергают. У них только самые лучшие точки, самые лучшие объекты, кадры, самые лучшие операторы. Надо на них равняться. Мне довелось работать с ними, делать фильм о природе России «Царство русского медведя». Его снимал Дэвид Аттенборо. Мне очень понравилось с ними работать. Д&И: В чем разница между принципами работы в наших съемочных группах и постановкой работы на ВВС? Н.Д.: Знаете, у них каждый оператор сам покупает камеру, а не берет на каком-нибудь складе, как у нас. Он сам за ней ухаживает, буквально не выпускает ее из рук. Когда появляется что-то новое, он тут же меняет камеру на следующую модель, самую совершенную. При таком подходе все очень дорого стоит, конечно. Мы должны делать что-то подобное, но догнать и перегнать вряд ли получится, даже если закупим оборудование. Дело в том, что надо же еще и людей таких иметь. В ВВС очень тщательно отбирают операторов – лучших со всего мира. Поэтому мы пока можем только радоваться фильмам ВВС и с удовольствием смотреть их. Д&И: Каким образом можно нести в массы идеи бережного обращения с животным миром? Н.Д.: Надо, прежде всего, приучать к этому детей: покупать им книги о животном мире, подсказывать, где в городе есть живые уголки – там научат правильно обращаться с ними. Это оптимальная форма общения. Я очень люблю в Москве живой уголок в бывшем Дворце пионеров, там еще с 60-х годов работает Тинатин Давидовна Эгнаташвили – ее не одно поколение москвичей может поблагодарить за очень многое. Д&И: А как вы считаете, способствует ли благотворительная деятельность популяризации подобных идей? Н.Д.: Я очень люблю благотворительные мероприятия, деньги от которых идут на помощь больным детям. Ко мне часто обращаются из самых разных благотворительных фондов, но я работаю только с крупными. Чем крупнее – тем надежнее. Кроме того, фонд должен быть не имени кого-то одного, а такой, как WWF. Д&И: Вы также отказываете и разнообразным телепередачам… Н.Д.: Да, я отказываюсь от большинства предложений по самым разным причинам. Во многих программах я себя просто не вижу и потому стараюсь избегать. Другое дело, когда нам предложили жить на острове – под открытым небом, без крова, без крыши. Я с удовольствием прожил сначала 36 дней, а затем, в суперигре, 39 дней. А вот в «Жестокие игры» уже не поехал – это все очень индивидуально. Д&И: Доводилось ли вам путешествовать автостопом? Н.Д.: Крайне редко – в основном у меня организованные поездки. Хотя опыт был, в частности, в Тасмании… Д&И: Много ли багажа вы берете с собой? Н.Д.: Я беру один маленький чемоданчик. Чемоданчик на колесиках, причем такой, чтобы можно было взять с собой в самолет – за мою жизнь не раз случалось, что багаж пропадал. А все, что в него не влезает, – выбрасывать, выбрасывать и выбрасывать… Д&И: Николай Николаевич, вы уже много лет вегетарианец. А если вам вдруг предлагают в какой-то другой стране очень вкусное местное блюдо из мяса? Н.Д.: Кто же вам сказал, что оно вкусное? Вкусных блюд из мяса не бывает! Я вегетарианствую еще с тех времен, как побывал в Индии на съемках фильма «Рикки-Тикки-Тави». Начитался там всяких книг и с тех пор не ем мясо. И не жалею! Д&И: Вам больше нравится жить в городской квартире или за городом? Н.Д.: У нас есть загородный дом, и мне там очень нравится. Вспоминается детство, когда отец отправлял нас с братом летом младшими табунщиками – пасти лошадей. Прекрасна жизнь в деревне. Жена моя – настоящая Марфа-огородница, очень любит выращивать сама огурцы, помидорчики, зелень… Раньше много всего выращивала, сейчас уже поменьше – не съесть всего.

Интервью — Наталья Иванова Фото — архив Николая Дроздова

05.07.2011
На близкую тему
Подбросить наверх